Главная » 2013 » Апрель » 21 » Жертва коммунизма
07:40
Жертва коммунизма
«Люди могут любить только то, к чему не привыкли»! (М.Зощенко)

Таллин.
Палдиски. Райские уголки на Балтийском побережье Финского залива, где не единожды мне приходилось бывать.
А теперь... о неземном: красоте, счастье, женщине. Что мы влюбляемся и эта болезнь, как Любовь... существует — сомнений нет, однако часто, видите ль, нам приходится ошибаться в предмете к сей судьбоносной и чувственной нашей привязанности.
Бояться же оной заразы — себя не уважать!
Вот об ошибке в объекте и хотелось бы вам, судари и сударыни, ноне поведать, дабы вы сами как-то смогли срежиссировать свою дальнейшую жизнь, что весьма сложно и сделать.
Ну, нежели вам самим не удалось отрепетировать и подготовить себя к сему порочному, блудливому, но романтическому чувству, то хотя бы поучите родственные вам души: кому вдруг приспичит заласкать младую куропаточку, полюбившую ваш образ, кошель, парад: Празднеств, Пиршеств и Праздности.

Нет-нет, Революцию 1917 года я не видел, но схоронивши уже Шестьдесят Дедов Морозов с их развратными зажигалками — Снегурочками, мне навсегда запомнилось посещение одного из эстонских кабаре, где с нагими девицами зажигал певец Як Йола. Всё кружился я, помнится, и фланировал меж чужестранцев, пока поодаль не заприметил одну из молодых, но довольно ранних прибалтийских пташек — настоящую принцессу. О, да... та иноземка: с глазами газели, походила на дикую лань и стройную вечнозелёную ель, к которой и подкрасться то ближе, чем на пионерское расстояние, было неловко и боязно. Нет-нет, со зрением у меня всё в порядке. Взор, яко у орлана. Да и со вкусом тоже... порядок.

— Не по Сеньке, – думаю, – шапка! Но как, – рассуждаю, – её обойти. Может то моя новая Страсть! Возможно то моя новая Жизнь... и Амур с Эросом, а я так настрадался из–за любви, что пора уже было и пожить для себя! Я же мужик, а не холёный пудель и какой-то прибор с винтом, чтобы не совершить оный богоугодный поступок!

Был ли я тем временем женат, не припомню. Пропустим. Но ведь другого раза могло и не быть. Напрасно мы так самонадеянно верим в наличие — другого раза! А потом, когда нас заменяют другие, то начинаем беситься, да собачиться, сожалея и устраивая фееричные скандалы.
Но дьявол, как говорится, кроется в деталях.
Шёл то я на запах духов, а увидев такую Красоту, совершенно забыл — куда я вообще и брёл. Я же, видите ль, не с бухты-барахты, бросился к её ногам, а держался от девчушки десятой дороги, да всё ведь произошло иначе... Я попал под обаяние Марики, под очарование той, уже пробуждающейся её женственности. Это не я её искушал, соблазняя, а она заворожила меня и вот с этим я справиться уже не мог.
А потому и думал — а не низость ли... пройти мимо того Очарования, а подлость, верно, никого не красит.
Попав же под обаяние нежной и хрупкой мамзели, вряд ли кто и из моих друзей устоял бы под её чарами. Возможно, я не таков... или друзья мои не те. Чёрт знает — откуда и ошарашит такой импульс, откуда и накроет всплеск таких эмоций. Печень, и та, видите ль, стала тогда по-иному функционировать. Виною же всему... считаю природу-мать и под градом фактов, обстоятельств и логических умозаключений, я просто не видел выхода из подобного положения.

И я... значица: стыдливо, робко, конфузливо, но всё ближе, ближе, ближе подползаю к той пассии, а возражений нет. А такую занозу соблазнить, это, знаете ль, что фашистам Сталинград, в 1942, было взять!
Хотя... хрен знает, что у этих сексапильных прибалтийских девиц: на уме, в утробе, али душе. Я же не Солнцеликий, чтобы читать мысли иноверцев. А по причине своей стеснительности: и робел, и даже чуточку дрейфил.
Наглотаешься вот так: чуждого тебе чтива и, уже не в курсе... кто за той красоткой стоит: то ли какой лесной братец, а то ли латышский стрелок. Ворвётся, к примеру, во время задорной с той душкой кадрили какой шалопай… с дедовским обрезом, да шмальнёт в район излишне выпирающей мотни и всё, будьте-с... любезны: отплясался, став... то ли полным калекой. Ага... евнухом. А может статься... и контуженным важным органом, однако, как говорится — хрен редьки не слаще!
Так ещё и на чужбине.
Хотя я был накануне грандиозного шухера, но так не хотелось, знаете ль, играть свою последнюю и главную роль — в их эстонском, анатомическом театре и только после трёх бокалов горячего эстонского глинтвейна, я рискнул... спланировав к сладострастной той, во цвете лет, девице — на соседний стул, заявив.

— Ай, – сказываю, – да красота! Экая вы, чёрт подери, прелесть! Милая мадемуазель! Коль вы уже достигли паспортных данных, то не изволите ль, – говорю, – провести вас по кругу… в вихре бального танца!

Кивнув мне мило головкой, та крашеная мамзель, на моё удивление с предложением, согласилась... поторкаться. Поколбаситься.
— Скорее, – думаю, – волчица откажется от мяса, чем барышня от ухаживаний, тем паче, что эротический танец был — моим коньком!
Так и познакомились мы с соблазнительной и обворожительной чужестранкой Марикой. Идеальная, грациозная фигура, что облизывать низнюю губу, помнится, стал… слюною давиться, а девица заблистала в кабаре, будто на балу… Анджелине Джоли — отдыхать.
От элегантных форм и несравненной красоты той эстоночки, я был одержим дьяволом, ибо при виде милейшей особы, сердце в грудине стало выстукивать метрономом так, что готово было погнуть защищавшие его, кривые рёбра. Слева. Да и как было их не погнуть, коль лишь один её мимолетный, искромётный и в тоже время мечтательный и томный в мою сторону взгляд, и вся жизнь — k ebene-fene. Вдребезги.
А искушение — есмь искушение и оному соблазну, простите, я уже не мог противостоять. Так и вытанцовывали, так и скакали с ней весь вечер, и мне всё казалось, что она ждёт от меня, чужака, подвига. Да и как возможно ей было в чём-либо отказать, если Марика пришлась мне — по нраву.
До дрожи в коленках.
А это и импульс. Это и всплеск эмоций, что готов был из кожи выскочить, чтобы только взнуздать ту, сумасшедшей красоты... детку.
Увидев же... меж вздыбленных предо мною грудей ложбинку, с явно выпирающими оттуда сосками, я ради юной той миледи готов был свершить все безумства, что её душеньке было угодно. Тайно пленив её груди, я прижался к ней пылающей своей плотью, нервами ощущая бегающих по гладкой и нежной коже девицы огромных размеров мурашек. Да и как, скажите, можно было вьюноше не поддаться искушению, и тут же не втрескаться в неё и, не впиться в её тонкую шейку плотоядным, сладострастным поцелуем.

Соприкоснувшись в танце с дрожью в её теле, я чувствовал: повышение температуры, участившийся пульс, нехватку кислорода, просыпавшееся либидо, начинающую бурлить кровь, что чуть, к чертям собачьим, не угас. Совсем. Чуть было не кончился там, меж: ботфортов, сандалий, штиблет и туфель, отплясывающих иностранцев — «Шейк»...
Но не познакомься с эмоциональной и пылкой, приятнейшей наружности, красоткой, я бы сам себе оного не простил и был бы тем вечером обречён: на переживания, мучения и страдания, бо... не привык ещё тогда, чтоб мне давали: от ворот поворот.
А мы так торопились... жить.
Для меня было превеликим удовольствием любоваться оригинальностью модной прически той кисы, а очаровательная улыбка Марики, вкупе... с правильными и прекрасными чертами миловидного её личика, никак не могли не восхищать иноземцев противоположного пола.
В портках.
Безупречно же сидевшее на ней платье, лишь подчеркивало её статную хрупкую фигурку, что бурные фантазии и самые, что ни на есть, радужные прогнозы нашей скорой близости, вскружили, помнится, мою голову, а пульсирующее в моих руках упругое её тело... с трепетным придыханием, только и ласкали мою душу.
Ну, да... до самого, до нежного, до всего... донельзя возбуждённого чрева.
Касаясь упругих бёдер и всея богемной, но дьявольски утонченной натуры любострастницы, я не мог не чувствовать: языка огня, жара и пламени, которые просто сжигали меня.

К гадалке не ходи: она ждала, она жаждала найти партнёра, с которым можно было отвести душу: вечером, ночью, завтра. Послезавтра. Я видел и был в том убеждён, что попал на настоящую девичью охоту — за понравившемся ей самцом. Вот когда, не сопротивляясь, мне и самому захотелось принять участие в той погоне, угодив в сети, засаду иль западню: воркующего томного голоса, девичьего тепла младого тела. Причем... «здесь и сейчас». И именно та шалунья сразила меня своей красотой, а потому заманчивый вопрос мой звучал, аки журчание льющегося в тот, знойный августовский вечер, музыкального с Небес водопада.
А август в Эстонии, что — Бермуды!

— А не прогуляться ль, – сказываю, – нам с тобой, красота Таллина — по вечернему старому граду!

Вот те... и раз. Фантастика. И та Афродита приглашает меня к себе домой. И вот, обнявшись, мы плывём, наслаждаясь ароматом благоухающего цветущего парка. Всеми фибрами души... я не мог не чувствовать, что та страстная дьяволица хотела любви, оргий, а потому... в воздухе чувствовался запах: любвелюбия, эротики и секса, а сам вечер должен был статься для нас: очень длительным и упоительным.
Грезилась уже бурная ночь. Ночь свободной любви в замке — с иностранкой, где мы всецело могли отдаться друг другу и, в конце концов... познать с нею: симпатии и слабости, тяготения и вожделения. Ах, как хотелось с нею кружить и летать, познавая радость лямура.
От лёгкого волнения становилось горячо, ибо уже физически влекло к той стервозной Марике.

Когда же меня шарахнула божественная искра, и бабочки запорхали ниже пуповины, то возникло желание: взять её прямо — в Саду датского короля, где мы с ней ещё раз пригубили остывшего глинтвейна с остатками ароматных пряностей. Жизнь просто менялась в моих глазах, что иное сложно и представить, так как попали мы с Марикой с Ратушной площади — в Средневековье. В удивительно красивую, волшебную сказку, где узость улочек не позволяла и втроём разминуться, где над нами просто свисали черепичные крыши... с каминными трубами.
Одно было ясно, что в своей жизни Марика не прочла ни одного букваря от заглавной буквы до абзаца его тиража. Слушать же её, чёрт-те... какие обороты речи, меня не впечатляло. Вникать в смысл непонятных и чуждых мне восторженных эпитетов было не комильфо, а потому мы говорили лишь на языке Любви... мы шептались на языке Страсти.

— О, Создатель, – мечтал я, – да ускорь уже наше близкое... будущее! О, Творец, – рассусоливал я, – да воплоти же в жизнь: сексуальные наши фантазии, когда всю её страсть я смогу испить без остатка!

И уже проходя чрез Вируские ворота в старый град Таллина, я заголосил.
— О, Марика! – кричу. – Да сорви же, крошка, с меня тесные телесные одежды!
И она бы сорвала, и она бы сорвалась, отдавшись мне, бо... испытывали мы с нею животное желание и архисильное влечение друг к другу.
Хотя... можно ли ныне вспоминать о темпераменте и горячности эстонки, если та так и не довела меня той ночью... до одра любви и неги, пропитанного маслом розмарина. Видимо... провинился я тогда, за кордоном, раз сам Создатель не позволил мне познать её глубже, насытившись: вибрацией гибкого... роскошного стана той пассии, которые и у растений то не всегда под микроскопом заприметишь.
Пардон, девоньки... Шекспиром зачитался.
Вокруг нас царило романтическое настоящее. Буквально ничто не предвещало беды, но увлёкшись пылающей и любвеобильной шалуньей, угораздило же меня, чёрт побери, заговорить на языке Есенина. Заграница же... и для нас обоих мною была совершена непростительная ошибка. Гляжу, будто и молодёжь стала нас сторониться, а одна из проходивших мимо пожилых габаритных пар... шарахнулась, аки от гуманоидов — в форме фасоли, питающихся лишь эстонцами. И только красотками–эстоночками.

Так, в тиши таллинских ночных улочек, мои самые, что ни на есмь: чистые, светлые и добрые мысли нарушил свист летевшего сверху неизвестного нам предмета, сопровождаемого звуком падающего на город бомбардировщика и, нечто ужасное так и рвануло позади нас, равной по силе заряда — с водородной бомбой.
Это ноне весело. Ага.
Но чтобы знать, как я тогда благим матом орал, надо вам по весне посетить зоопарк Московии и, слышать зов верблюда Евритиона, соскучившегося по своей возлюбленной... в Африке.
А тогда... Оглянувшись с Марикой, мы увидели осколки битого о булыжную мостовую цветочного горшка. Он то и жахнул о пятку ноги. Благо, что спасла туфля, ибо та посудина была таких внушительных размеров, что даже башку верблюда могла превратить — в стиральную доску. Эх, братцы, как же я выл. Ох, леди, миледи, как я ревел. Ах, мадемуазели, как я матерился от боли, прыгая на одной ноге, отбивая, аки конь, копытом и, совершая незамысловатые подле красотки... пируэты.
Марика визжала... громко. Отож... спужалась.
А затем... принялась за мной орать, и мать честная — по-русски. Да-да... не стоит и перечислять того, что она накричала, но я видел, что хризантемы, находившиеся в той разбитой черепушке, увяли. Разом. Тотчас. Продравшие ото сна зенки, соседи моей подруженьки вышли на балконы, желая видеть и слышать тот громкоговоритель, который вещал на иностранном для них языке, изрыгая из себя чуждую для уха отборную матерщину.

— Мисс Марика! – дивился я. – Что это я такое слышу от обаятельной милашки, как мне казалось, не владеющей русской речью! Да ты, милая, фору мне дашь в сто очков... наперёд. Да ты, Свет очей моих ясных, превзошла русского молодца в его родном — матерном. После такой отборной матерщины... все вопросы к Марике у меня застряли где-то в районе щитовидки.

Посмотрел я вверх.

— Боги мои! Боги! Бабка! – удивлённо молвил я. – Вот так бабушка! Видимо, стерва, первой волны русской эмиграции! – сказал я красотке. – А ведь тот, божий одуванчик, целилась мне именно — в голову, видно, желая долбануть, что есть мочи, дабы отомстить мне, русскому — за оккупацию всего прибалтийского народа.
А старая карга, которой даже инвалиды в автобусе место уступали, пялилась на меня с таким видом, словно желала порвать меня... на куски. А ведь убей она меня — никто даже и в паху бы не почесался! Только бы и аплодировали той старой вороне.

— С такового перепуга, милочка моя, и импотентом можно стать и речи насовсем лишиться! А уж.. заикание обеспечено на всю, как есмь, жизнь!— счёл необходимым сказать я это Марике.
Так, на всяк... случай.
Всем своим видом давая эстонке понять, будто ничегошеньки со мною не произошло. Хотя покойный выглядит, верно, лучше, чем смотрелся я в тот момент — в глазах иностранцев. Из-за кислородного дефицита приключилось в глазах моих помутнение.
Заграница...
Допил тогда я уже совсем остывший глинтвейн, который несколько меня успокоил, согрев тело и душу.

— С такими бабками и седеют резко... и на всю голову сразу! – высказался я немного нецензурно.

Я достаточно прожил, чтобы верить в светлое завтра, но никак не желал, чтоб меня посылали в путешествие на Небеса и хотел уже было взорваться, как таджик на вокзале. Однако моё правосознание и правильное воспитание не допускали прилюдно материть внешнюю национальную политику малого государства и бесчестить свою большую страну.
А вот коты на черепичных крышах тогда точно неистовствовали, смакуя отступление их ворога перед бабушкой–старушкой. Проводили же меня эстонцы таким взглядом, что я чуть не зачал дымиться.
И со скоростью беременной улитки... пополз я зализывать свою душевную рану и травму пяточной кости, вспоминая, почему-то, о мамкиных варениках — с паслёном и в сметане, напевая песню Гриши Лепса «Рюмка водки на столе».
А невозмутимости у эстонцев можно было поучиться. Ведь еле выпутался я тогда из адского того вертепа, более не встречаясь с Марикой.

А вот и день отъезда...

Бесконечно тяжело в чудный летний день видеть над собой бескрайнее синее небо, причудливые фигуры пушистых облаков, бескрайние морские просторы, так манящие к себе... и яркое ласковое солнце над головой.
И вот, следуя через парк — в сторону вокзала, дабы навсегда покинуть эти прекрасные курортные прибалтийские места, я увидел беззаботно сидящую на скамье в парке удивительное создание — Марику. Одета она была, как на светский приём — по высшему разряду.
Не узнав меня в очках и панаме, она кинула ногу на ногу, направив подошву красивой туфельки, конечно — не золушки, на которой я только и видел чёткую надпись краской — «$300»...
Застыв от неожиданности с пунцовым лицом и неописуемой гримасой на лице, я не мог даже шевельнуться от нахлынувших на меня эмоций. Лежать бы мне тогда в позе распятого Иисуса, но видимо, карма хорошая.. и наследственность не позволили мне рухнуть у ног той эстонской красотки.
В моей душе образовалась какая-то пустота, а ведь я готов был целовать мощёную дорожку у её чума, где она ходила. А ведь я мог быть у неё дома... без стратегического запаса презервативов.
— Стерва! – только и произнёс я. И удалился. Да вовсе не ругался я, а лишь подтвердил половую принадлежность эстонской красотки. И стало, почему-то, легче у меня на душе.

Долго же меня и мелко трясло, будто я был изрядно наквашен. Это уже был шок по–русски...
Что же... и влюблённость бывает слепа.
До сих пор мураши по коже бегают и при одном упоминании о прибалтийском том городе, о тёплом море... с его нуддисткими лагерями на галечных пляжах меньше воспоминаний, нежели о стервозной Марике и той кайфоломщице — старушке, чуть не отправившей меня к Праотцам. На Небеса.
Заикаться же я не стал после всего пережитого мной, но вот икота по ночам мучает.

— И Слава Богу! Не смертельно. Главное, что кровавая рана ныне зарубцевалась. В душе...
Категория: "Метла" | Просмотров: 1735 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 201 2 »
20 varita   (13-Сентября-2013 21:07)
Удивил!!!!!!Я таллинка)))))))Но чтобы горшки с окна, да еще в таком месте , как улица Виру ( а я так поняла, что по ней вы и шли). Там веселые компании ходят 24 часа в сутки.
Наверное вы ТАК достали, что эстонская старушка не пожалела свой горшок!А про Марику...ну, коль пригласила домой.неужели не понятно было?

19 Levichev   (09-Августа-2013 10:45)
http://blogs.mail.ru/mail....EA356DC
Вера    07-08-2013 20:45 
Re: Жертва коммунизмаНаивен и незадачлив герой рассказа, не распознавший сразу "жрицу любви", пока не увидел "чёткую надпись краской — «$300»"... Русскому мужчине, воспитанному в СССР, везде любовь мерещится... Спасибо, что цветочный горшок вовремя из окна упал! Сюжет прост с первого взгляда, но психологический портрет "жертвы коммунизма" восхитителен!

18 Levichev   (06-Мая-2013 11:27)
https://e.mail.ru/cgi-bin....older=0
 Ирина Губанова, 06-05-2013 10:21 -Тема:  Re: Жертва коммунизма
На ловца и зверь бежит.

17 Levichev   (26-Апреля-2013 14:54)
http://my.mail.ru/communi....0299F5B
Галина Самошина      26-04-2013 12:47  Re: Жертва коммунизма
Понравилось.
От души, эмоционально и искренне написано.
Красотка из кабаре, любовь со стихами Есенина и русский мат эстонки, не говорящей по русски.
Любовь минула,зато приобретен опыт.А вообще- не ударил в грязь лицом, видно и правда карма хорошая.

16 Levichev   (23-Апреля-2013 22:49)
https://e.mail.ru/cgi-bin....older=0
фед от      23-04-2013 21:13  Re: Жертва коммунизмаГрустная история. Кругом одни враги. Подрывают наши устои и экономически ,и морально,и даже физически

15 Levichev   (23-Апреля-2013 22:46)
http://my.mail.ru/communi....AE944AC
Татьяна Шевчук(Королёва)      23-04-2013 19:23  Re: Жертва коммунизма
Замечательный рассказ!!

14 Levichev   (23-Апреля-2013 11:45)
http://my.mail.ru/communi....AE32B76
наталья верхоланцева      23-04-2013 09:15 Re: Жертва коммунизма… закрепощенный романтизм… чисто мужская история в суровой примеси «добровольных» коммунистических комплексов… широкий спектр проблем… свое глубоко личное сквозь призму глобального… разнообразие словарной палитры… высокий слог в сочетании с народным клише…скрытый юмор…органичные стилистические обороты и сравнения… мысленная самоирония (исключительно мужская черта характера)… грамотно выстроенная композиция…фееричная (эффектная) кульминация сюжета… мое мнение…

…вслед за автором: в «Жертве коммунизма» увиделись основные противоположности - Инь и Ян… счастье и чувство жизни… привязанности и закон нормального распределения… с дуальным контактом и результатом… согласна…

Спасибо, Сергей, за рассказ! Вся наша жизнь действительно — СНОГСШИБАТЕЛЬНОЕ кабаре...

13 Levichev   (23-Апреля-2013 11:35)
http://my.mail.ru/communi....3D056C5
Светлана Сербина      23-04-2013 09:29 Re: Жертва коммунизмаДа очень интересный, поучительный рассказ!!!

12 Levichev   (22-Апреля-2013 18:59)
http://my.mail.ru/communi....690DB30
Valera Vavin      22-04-2013 17:53 Re: Жертва коммунизма Ну, 300 долларов -- это чересчур!!! хватило бы и 50!!! Зажрались они у себя за "границей"!!  Замечательный рассказ, Дружище!! Как, впрочем, и любые Ваши другие рассказы!!

1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]