Главная » 2015 » Июль » 20 » В перипетии жизни передряг (продолжение)
19:59
В перипетии жизни передряг (продолжение)
Я ноне жутко опечален, что не могу летать соколом, да хотя бы воробьём, а одиноко, искоса посматривая на аппарат Елизарова, сожалею о бесцельно проводимом в холодном ложе времени.
Как, объясните мне, неотёсанному болвану в медицине, чтоб в ноге, намертво окольцованной металлом коновалами института травматологии, могло произойти смещение кости. Не желая напрягать и нагружать свой орган передвижения, я на ней не выплясывал «Барыню»... и даже не вставал на оною, а лежал полгода, аки недозревший фрукт на грядке, нетерпеливо ожидая сращивания.
Теперь, просыпаясь, думаю: «Это кто же мне — красивому, умному и скромному готовит мучения и новые опять испытания, да с утра нервы портит!»...
Каждый имеет право лениться и ничего не делать, но не месяцами же, да ещё и по врачебной ошибке какого-то коновала–неуча, посещавшего не занятия в институте, а пивной бар «Ледок»... на Волге.

Не стараюсь я искать и виноватых, ибо не бывает виновных в судьбе. Может, действительно, случайно ошибка была допущена, но почто, именно, со мной… Однако, известно, что крест всегда Бог даёт нам по силам и надо постараться его самому донести до конца. Ах, как же это всё трудно перенести, когда рядом кипит, кажется, простая, ан... хренушки — райская жизнь, по которой таки я уже сильно наскучал.
Даст Бог — отлежусь, забегаю…
Хотя с возрастом тяга к авантюрам ослабевает, однако, жаль, что за это время забудут обо мне премилые подруженьки, променяют ведь, как никчёмную вещицу, на половозрелого и здорового на бегу самца.
Что же о том мне сожалеть — таков закон жизни, ибо свято место пусто не бывает…
Заманчивые перспективы новой мечты не оставят моё место свободным — всегда же... любвеобильные самцы найдутся, желающие его поскорее занять. А моим перелётным птичкам Сатана судия… свет на них клином не сошёлся — любить, да полюбливать могут, в конце концов, и другие.
Вот вам, сограждане, и драники со сметаной, да хреном и горчицей на столе.
Главное же... на ход ноги мне встать.

—Боже праведный! Умоляю — ускорь, крещёного во младенчестве и смиренного вашего прихожанина–угодника... излечение ходовой его части!
Вот, ноне «День зелёных глаз»... страна отмечает, а то значит, что ничего хорошего мне не приходится ожидать и на что-то надеяться, кроме какой-либо гадости, да подлости. Точно на ночь, вместо таблеток «Кардио»... в упаковке окажется лекарственный препарат «Пургена».
Да, хорошо ещё, нежели в час ночной коровье вымя приснится, а вдруг, да девичья, молодая, да наливная грудь. Вот, и думай тогда... с месяц — к чему это. А к тому, поясню я вам, что занимать опять мне то ложе, да греть его в одиночестве полгода — не меньше.
А коль во сне ещё и на нудистский пляж попаду, тогда, вообще, ожидай такой дозы анестезии на операционном столе, что не разбудить меня будет и лесному в охоте лосю.
И опять... наступит для меня среди жаркого лета хмурая, серая, дождливая осень.

А то, что телевидение нервы трепет у люда... оно и понятно, но это уже для меня не так смертельно, как прежде.
Хотя…
Нежели бы только мне… А то ведь тысячи, сотни тысяч страдают депрессией по пустякам, когда приходится включать сей информационный нам «ящик»…
А как не включишь, коль футбол многие, как искусство нашей школы балета любят. Как не посмотреть мундиаль, проводимый всего-то раз в четыре года, да ещё и в городе–мечте Оси Бендера.
Однако, любой мундиаль радостно смотреть и искромётно «болеть» за любимых игроков лишь тем зрителям, команды которых становятся чемпионами мира. Болеют те более страстно и темпераментно, нежели мы, выбрасывая и телевизоры с этажей на улицы, брея, на спор, головы налысо, то бишь — «под котовского».. «под ноль», да поедая кипы свежих газет, освещающих проигрышные их командами матчи.
Болеют и другие, зарабатывая инфаркты и инсульты, но оставаясь даже нерезультативной игрой своих команд довольными, так как их футболисты играют ради зрителя и только для своих болельщиков, отдаваясь полностью любимой игре миллионов её поклонников. Только и радуют они глаз зрителя голами в чужие, а не в свои ворота, да излечивают их души от депрессии.

И за российскую команду тоже приходится болеть, ибо она — наша.
И только…
В то же время, как можно за неё болеть, когда не настроившись на ответственный матч, большинство игроков изначально выходят на поле в виде... варёных пельменей, отбывая на нём какую-то повинность.
— Мать честная! – орали жильцы нашего дома, круша инвентарь подъездов. – Казачок то наш вратарь Акинфеев и заслан он ворогами на землю русскую!
Это как же, ему, с вечера набубениться надобно, чтоб так руки тряслись при подлёте мяча к его воротам! Он такой же вратарь, как многие из нас солисты Большого театра! – выдвигали соседи свои версии. – Не на чемпионате же мира так мандражировать, когда за тобой могучая страна и отступать уже некуда!
— Ёшкины шишки! Пардон-с… Но от такого конфуза и неожиданности, когда голкипер занёс два мяча в свои ворота, я чуть было не оросил новый линолеум под своими ногами. А пропуск им мячей можно сравнить лишь с землетрясением в Кокманду, ибо у чувствительного болельщика, коим я и являюсь, такая происходит встряска, что полностью освобождается кишка, да опустошается от земных реалий башка.
Только и могут такие бездари в футболе, как и коновалы в белых халатах — мозг у многомиллионной публики, да у меня сушить.
Такая вот заупокойная тирада на весь двор наш звучала, что повторить то сложно, да перед вами, ныне, земляки, стыдно…

И так всегда…

Ведь каждый не излечить, а разбередить хочет мою ранимую душу.
Каждый…
И право, как можно было назначать недалёкому тренеру Фабио Капелло голкипером сборной Акинфеева, нежели он при виде меча, летящего ему прямой наводкой в руки, начинал с первых секунд матча сольное исполнение па-де-де прямо в воротах, развлекая тем адажио разношёрстную публику многотысячного стадиона. Вот и поболей за таких игроков, больше похожих на дворовую команду села «Грязи»... где ныне проживает Максимка Галкин с Алкой–старушкой и лягушкой в той грязи. Ага — квакушкой.
Переживал, видите ль, он, выходя защищать ворота на таком огромном стадионе, да при многомиллионном скоплении зрителей у телевизоров. А он, спрашивается, ту публику видел, чтоб переживать… Пусть бы он дома тогда переживал, чтоб правильно тёща лепила ему пирожки с капустой или вареники с бздникой.
— О! Явление Христа народу! – ору и я, матеря всех дворняг на свете. – Огради своего прихожанина от таких негативных явлений, чтоб пережить мне недуг. После одного такого проведённого нашей сборной матча внутри моего организма, кроме прямой кишки, ничего уже не осталось здорового... и даже нервных окончаний.
Поставили бы этого хвалёного вратаря–дырку бабушкиных блох ловить в предбаннике, которые разбегаются с немытой её, запущенной годами головы при помывке в бане свежей простоквашей. (Пишите — рецепт подскажу)
А лучше уж... пугалом был в огороде.
Все были бы довольны, да и какая от того польза частнику угодий. Знали бы наши болельщики, какая многопрофильная армада работников сопровождает одну команду футболистов — ужаснулись бы.

Правильно, только умножайте сразу на пять…
Это, окромя певцов, свистунов, шутов, шаманов с их бубнами и танцовщиц кордебалета. Это, кроме заработавшихся депутатов с их помощницами–депутатками. Это, кроме зажравшегося чиновничества всех уровней и рангов, так уставших разворовывать наши с вами бюджетные средства.
В общем — стадион наш…
Так, перед кем робеть то было голкиперу… Почто пред своими должны щёки его пухлые рдеть. Не понять мне психологию оного типа, испортившему всему нашему народу праздник Луны и Солнца. Где, спрашивается, психологи наши были... с психоаналитиками, готовившие вратаря к матчу. Как обычно — водку нашу, видимо, обменивали на лучшие кубинские сигары и коньяк, не иначе.

— Снимай металл — вставай на лыжи! – желают, братцы, скорейшего мне выздоровления.
Респект…
Не хватало мне ещё на одной ноге у подъезда завалиться.
Благодарствую, конечно, от чистого сердца, но разве выздоровеешь в таких экстремальных условиях после просмотра телевизора. Будто вороги вокруг меня собрались, да демоны, дабы продлить моё пребывание в постели — ишь, барином себя в этой жизни прочувствовать.
А ведь это и есть самый большой в моей жизни кошмар....

А Олимпиаду в Сочи кто смотрел…
Ведь какая творилась там белиберда несусветная с нашими командами лыжников и биатлонистов. Как могла наша сборная в итоге всех на ней по медалям нагреть — умом не понять. Возможно, и специально одурачивали всех конкурентов своими нестандартными и глупыми выходками.
Так, одна наша биатлонистка приклад у ружья умудрилась перед самой стрельбой сломать. Это у своего-то боевого оружия… Вы где-либо слышали, граждане, или видели, чтобы кто-то... когда-то, на соревнованиях, ломал винтовку.
Да ни в жизнь не поверил бы, коль сам того как раз не смотрел.
Ведь, в другой раз, дай той спортсменке в руки кувалду и заставь сломать ею оружие. Выдохнется и пластом рухнет, но не сломает… А тут, вдруг, раз — и приклад отвалился у винтаря к чертям собачьим... будто и не было его.
— Охо-хо-хо-хо-хо! – всё удивляюсь я. А другая меняла лыжи так мудрёно, что пропустила вперёд стрелков с Маврикии, этой африканской страны, где зимы то никогда не бывает. Черепаха быстрее сгоняла бы за пивом в паб соседнего с Рио-де-Жанейро городка, нежели она их сменила. Спросить бы её на высоком уровне: «Ты, вообще, тётка, куда собиралась — на Олимпиаду или «Ламбаду»... танцевать на курорте».
Легков же, почему-то, всё палки лыжные по трассе терял, создавая для соперников проблемы. Мало того, что те боролись с ветром, с мишенями, да штрафными кругами после промаха, так они преодолевали, и без того сложную... сочинскую трассу, да ещё и с барьерами, боясь поломать лыжи о русские палки.
Вы не поверите…
А ведь у команды лыжников был руководитель научной группы. Нарочно — не придумаешь. Кто сможет выдумать такую должность, кроме наших чинуш. Ага... при Государе.
Интересно, что входило в его прямые на Олимпиаде обязанности.

Казалось бы, возьми, тот руководитель, да вмени в обязанность лыжников привязывать лыжные палки на тесёмочки, либо на резиночки, аки у сопатых первоклашек, так и проблемы те были бы одним разом разрешены.
Скажите, что это не эстетично…
Неприглядно и трусы семейные, размером с небольшое европейское государство, на голое тело одевать, так носим же. И пусть они хлопают, как флаг у пиратов на мачте по ветру, но греют же мужские причиндалы, да и от грязи малость защищают.
— Ха-ха-ха!.. А Черноусова то видели, как он всё лыжной палкой цеплялся то за пеньки, то за облегающие портки, обгонявших его по лыжне, соперников. И таки опять — терял же их. Терял...
В кого же биатлонисты наши метились каждый раз, я так и не понял, но постоянно, почему-то, стреляли не в того зайца, а потому, бегали они после неудачной стрельбы друг за другом, круги нарезая, когда соперники уже с флагами Родины своей летели по финишной прямой — к стадиону.

Не живу, скажу я ноне вам, один на один с телевизором, а существую, мучаясь этими видео-зарисовками.
А как, объясните, можно с размеченной флажками трассы, в лес непроходимый, вдруг, свернуть, а потом, по компасу на неё же, выбившись из сил, и назад выбираться. А ведь только наш лыжник умудрился потеряться средь берёз и сосен. И снег белый, и флаги яркие... кумачовые. И на лыжника грешно обижаться, ибо он: то ли наследственный дальтоник, то ли у него в голове всегда сумбур, а его научные руководители в команду включили.
Аналогичный случай произошёл в том году у бульбашей в команде, когда двое их превосходных лыжников вырвались на финише вперёд и оставалось им лишь войти в поворот, размеченный красными флажками, и всё — стадион и на солнце горит уже финишная лента. Так... нет, они прямым ходом и мимо стадиона по другой лыжне погнали, пока их волк, поджидавший Красную Шапочку на опушке, не вернул рыком назад — к людям.
К болельщикам.
Скажи, ни урагана, ни шторма то никакого не было в тот день, а стояла на диво ясная, солнечная погодка. Неведомо, что с ними после этого батька сделал, но без сомнений — по мордасам то точно с расстройства надавал. Ведь единственное «золото» с «серебром» не в копилке команды Белой Руси оказались, а у их умных соперников.

Забыл я уже, право, когда и кому улыбался то на ширину своих плеч.
Одна грусть… Одна печаль.
Закончились и Олимпиада, наконец, с мундиалем, так, думаете, что облегчение для меня, лежащего в одиночестве, наступило…
Таки — нет…
Другие артисты, уже ряженые шуты достают.
Так, когда выплывает со своей неразлучной «Шарманкой»... на сцену Башков, отклячив свою корму метра... на полтора назад, то голубой экран становится совсем голубым и его приходится в срочном порядке выключать, дабы тень синевы не легла мне под глаз, да не разбередила мою, совсем уже ранимую душу. Самоуверен Коля до того, что уже считает, будто для него и Амур из берегов, надысь, вышел.
Ну, не люблю я, знаете ль, цвета голубезны…
Не люблю…
Вот таковы, граждане дорогие, тяжёлые мои будни после контузии. Ради Христа — берегите себя!..
Там и я, гляди, выкарабкаюсь…
— Ни хрена — отлежусь!.. Должен же быть и на моей улице праздник… Скажи, ведь ни разу ещё курьер в нашем подъезде не терял сумку с миллионами долларов.
А потом, на зло всем ворогам — к морю синему! Там и отдохну. Жизнь то диктует всё своё, только успевай записывать!
А пока…
А пока — настроения никакого…
Категория: "Метла" | Просмотров: 747 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 2.0/1
Всего комментариев: 1
1 Levichev   (19-Сентября-2015 18:13)
Мой мир---
Veronika Evleni
 VIP

https://my.mail.ru/mail/evleni10/#notify=communication
Развесёленький рассказ получился. Читаешь и душа радуется,, сколько впечатлений у мужчины, который с ногой дома застрял, о чем только не мечтал, что только ему не виделось, весь российский спорт обласкал, и главное надежду не потерял, ещё крепки мечты в море окунутся, с женщиной, у которой грудь красива. втрепенуться. Иногда подумать в тиши и себе сказать """Как же жизнь прекрасна!"" Молодчинка Сергей. Искромётное повествование

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]