Главная » 2018 » Октябрь » 15 » Досудебный конфликт
22:38
Досудебный конфликт
Мужчина должен увлекаться, безумствовать, делать ошибки, страдать! Женщина простит вам и дерзость, и наглость, но она никогда не простит этой вашей рассудительности. (А. П. Чехов)

Правильно гласит пословица: «Хочешь рассмешить Бога — поделись с ним планами назавтра!»… Хотя, если подумать, да порассуждать, то попахивает какой-то бесовщиной и очень странной логикой. Как, скажите, можно не планировать ночь в чужой колыбели или, например — своё завтра. Ведь так непременно можно и впросак попасть. Одержимый желанием, вот так припрёшься к зазнобушке, а она, беззастенчиво, накручивая своей заразительной аппетитной кормой, тебе с порога.
В анфас. В профиль. В ухо.
— Хе-хе… Какого рожна, – заявит, – мол, полюбовничек, припёрся, да ещё и не по календарному расписанию! Я может ноне в ожидании нового фаворита и бурных с ним отношений, а тебя, дескать, черти надрали притащиться и, именно нынче, а главное, аккурат к обусловленной с ним встречи!

— Принёсся, – скажет, – хахаль, дабы исковеркать личную мою жизнь! Небось, – промурлычет, – я сберегала цветы своей селезёнки не только для тебя, но и другого страдателя, а тут ты мартовским котярой вновь нарисовался у моего порога! Может, – промолвит, – я его-де страстно нынче полюбливаю!
И гляди: разлад в полюбовных отношениях, коль не полный их разрыв. Да и как, скажите, пожалуйста, можно ходить… без уведомления.

Неприлично же сие, пожалуй. Нагрянешь вот так с букетом роз, сорванных с городской клумбы и бутылью заморского вина, а на столе ни крохи хлебушка. И что, прикажете, без закуси хлестать то винище. Негоже ж… так над изнеженным своим нутром с печёнкой издеваться! Язву же ж… от посещения особи женского рода… племени можно таким образом заработать.
Ну… и опять, не дома же в одиночестве сиднем сидеть, небесных пряников дожидаясь. Ничто человеческое нам не чуждо. Это же притча во языцех. Потому горячими натурами и поминается всегда поговорка на Руси: «Стыд не дым, глаз не выест».

Говорят, что быть в унынии нельзя — это очень большой грех! А при нашей то работе: хандрить, киснуть или предаваться унынию никогда не приходилось.
Единожды… просматриваю немую сцену по очередному уголовному делу — покушение на изнасилование, а на ней ещё неоперившиеся разнополые птенцы раздеваются, вроде как, готовясь вступить в половой контакт. А главное где…
Да прямо: на автомойке… у автомобиля, под струёй воды.
— Мак–так… перетак! Кабальеро, чёрт побери! Начинается, – думаю, – терапия удовольствий и наслаждений! Нет, это уже не флирт, совсем не шашни, кокетство иль ухаживания! Вот уже парень встал на крыло и мне становится понятно, что закусив удила, тот от своих помыслов и намерений не отступит. Стороннему лицу можно было на месте кончиться от припадка ревности! Так и я запал на кокетку, что аж… сладостные подергивания ощутил под пупком.

Сначала голуби пригубили шампанского… а затем, облизывая друг друга, начали трезво оценивать обстановку. Когда мой крестник Ромео положил руки на бедра своей красотки Джульетты, то мне стало совершенно ясно, что у них будет роман. Смотрю… вьюноша так резво выскочил из своих портков и пришвартовался к мамзель, аки шерстяной примат, но вот что ему дальше делать, будто бы и — не знает!
Забыл!
Уж… не амнезия ль, думаю, парня накрыла: хоть видеообращение или памятку тому кексу отправляй, что и как по мужским его обязанностям предпринять. Мне казалось, что всё… перегрелся пацан, но у юных лиц в глазницах — раскаты молний! О чём-то они мило всё шептались.
Тары… да бары. Ну и что… дорассусоливались.

— Ой, ха… ха! Вот что парниша, животворящий, творит… вытворяет! – замер я, яко охотник, просматривая видеозапись в служебном кабинете по уголовному делу, дабы быть готовым намедни поддержать в судебной инстанции обвинение следствия прокуратуры в отношении того сморчка. Засмотрелся так, что чуть было кровушка от напряжения глазом не пошла, ибо со стороны всё это выглядело обворожительно, как Альфа-самец, загораясь желанием, не краснея и не стыдясь миловидной девицы, всё тискал её… и тискал.
Ведь знал же, зараза, что жернова Господни мелят медленно, но верно.
Это, надо сказать, было — умопомрачительное зрелище. Даже я, видавший виды, чувствовал изнутри себя: то сильный жар, то озноб по шкуре, а то просто мозг плавился. От новизны… экзотичности и соблазнительности их действий.

А молодёжь тем часом замолчала, но они о чём-то же… молчали! Мне приходилось лишь догадываться о том, о чём они тихой сапой думали. А тишина напрягала таким диссонансом, что аж… резало ухо. Благо, что жизненный опыт позволял владеть собой, и я, будучи смиренен, сумел сохранить самообладание, иначе бы бельма из моих орбит повылазили.
Вдруг… в мамзель вселился настоящий Люцифер!
Видимо, из-за нетерпеливости, чрезмерной горячности, а возможно… и по причине безразличия и пофигизма к своей безопасности у той милочки внезапно произошло: то ли помутнение ока, то ли смятение ума и рассудка.
Дальше-больше!
Произошло некое меж ними замешательство, и похотливая девица со вздыбленной грудкой, вдруг, исчезает резко с монитора. Искал, искал я на экране ту милую деву, да так и не нашёл. Ну, нет её и всё, яко, скажи, та образцово-показательная кукла в воду с глаз моих канула. Только и приметил взметнувшуюся вверх головы той развратной особы наливные груди и всё то, что пониже правильно завязанной девичьей пуповины — ниже её ватерлинии. А потом я видел только пар или дым пред своими глазоньками. Скорее дым, так как даже глазок камеры, видимо, не мог выдержать температуры напряжения.
А далее…
А дальше — умора! Фанфары! Взрыв салюта тому субчику и прохиндею! Надобно было такое видеть, как то странное существо резво скачет, будто по граблям — от погони супруга своей полюбовницы: вприпрыжку, без панталон и исподнего!
Нагой… совсем нагой.

— Ёлкина мать! Надо же, – думал я, – так голому Тарзану ухайдокать мадмуазель! Со свечкой в руке сознаюсь, что при внезапном исчезновении девицы, даже потряхивать меня стало. Будучи в состоянии лёгкого сумасшествия, я испытывал некий катарсис, а потому пришлось срочно приглашать опытного специалиста, который мог бы дать ответ как в области совращений, так и изнасилований девиц несовершеннолетнего возраста.
Пригласил, а тот лишь ухмыльнулся.
— Выезжал, – сказывает он, – я на то место происшествия. Это, братец, не девка, а огонь! Пламя! Просто дьяволица во плоти! Действительно, ввиду своей неосмотрительности, канула та голубица в мыльную и грязную воду. Да, верно… это всё, что вы и должны здесь, на экране, видеть — это кружевные трусики и супер-пупер автомобиль. Ни больше ни меньше, ибо той молодки уже и не могло быть в кадре беззвучного кино. Ведь довольно склизко там было, а потому и рухнула рулоном рубероида та в канализационный полуоткрытый люк.

— Осознав, что с подругой произошло нечто странное и очень страшное, за что, возможно, наступит и уголовная кара, самец, неудовлетворённый самим собой, пытался спасти свою знойную партнёршу… снятыми с себя портками. Сначала тот бегал подле открытого люка, пританцовывая — туземцем, а затем, склонившись над ним, начал ползать нагишом на коленях, повиливая из стороны в сторону голым своим задом, что вы и можете ныне лицезреть.

— Фи… мерзость! Вот она такова и есмь — гримаса капитализма!
Этим фильмом оный хлюст и произвёл фурор среди своих подписчиков как в городе, так и в сети. Он, видите ль, теперь телезвезда, так как кто-то из работников мойки выложил скрытую съёмку в сети. А вы думаете — по какому-такому факту возбуждено уголовное дело. Лишь по записи одного из доброхотов.

Кажется, я тогда захандрил… и больше того типа забеспокоился за судьбу мамзели, что была снята нагишом в короткометражном фильме.
— А девица, – вопрошаю, – жива ль… али как!?

— Вестимо, – отвечает следователь, – али как! А что с ней, младой и сочной фигурой, скажите, могло произойти, коль она, выскользнув из лап и объятий того голозадого фрукта, только и бултыхнулась в воду, характерно так булькнув, что хлопцы подумали — утопла.
Однако, конфуз, так конфуз!
Кое-как, скажи, на коровьей налыге её младое холодное тело оттуда и вытащили! Подняли. Таки… откуда-то явившиеся работники мойки, со всех ног бросились отмывать её вместе с автомобилем горячей водой со щётками: дочиста, добела… всё дивясь девичьей красой оной бедняжки, но уже без чумовой её причёски. На голове.
Разгулялась, вишь ли, у тех фантазия.
— То, друже, – молвит, – видеть надо было, как спасатели размывали, беспардонно всё разглядывая роковую дивчину… в костюме Евы, производя массаж и искусственное дыхание «рот в рот»… что та чуть не задохнулась от перегара своих спасителей. А прелести сладострастной, хрупкой, нежной, но бесстыжей нимфы… произвели глубокое на работников мойки впечатление, что у многих загорелись зрачки, аки у мартовских блудливых котов.
Представив всё происшедшее в помывочном помещении, я несколько сник… Загрустил.

— Сукины же вы, – сказываю, – сыны! Ну, не на усыпальницы же фараонов им, молодым, бездельничая, по телевизору… любоваться. Послушать, таки… вы, паникующие циники, никогда не знались с подобными особями женского пола! Ведь радость случайных встреч всегда искренна. Это же — данность. Это вам не щенки социализма и мы уже не на обочине цивилизации, чтобы в суд с облыжным обвинением в отношении молодого фрукта выходить.

— Ядрёна колотушка! У вас – заявляю, – мало других важных дел, чтобы такой хреновиной заниматься! Я, к примеру, с таким обвинительным актом в суд… ни ногой, ибо это никак не вяжется: ни с Законом, ни моими моральными принципами… ни с гражданской жизненной позицией. Либо вы не видите в кадре… с какой покорностью нежная девичья плоть рвётся навстречу своему темпераментному возлюбленному. И где, спрашивается, вы усмотрели насилие над той бесстыжей барышней. А может они, обуреваемые плотской похотью и долгим воздержанием, поймали свою волну, кураж, а парняга лишь обуздал и употребил мадмуазель в столь интересном безлюдном, для любовных утех, месте.

— Вы о блуде в материалах дела упоминаете больше, чем они сами того заслуживают. Они ли в том повинны, что в подобном месте пожелали укротить свою плоть. Ведь дома: родители, на улице: холод, в общежития: не пущают, а в гостиницах — паспорта, вишь ли, каждой поломойщице, будь добр, предъяви!
На дворе же дикий капитализм, но главное: меж полами традиционные отношения, а не какие-либо… англосакские. Закордонные. Основное, как я понимаю: вьюноша и гарная дивчина, а количество отношений меж ними не имеет никакого значения.
Да разве такая писаная фифа: с сексуальным телом, шикарными ягодицами и изящными формами, не покорит любого из нас, а потому тот херувим и пошёл на смазливую дикую кошечку, аки лосось на нерест. Воображаемая любовь — тоже любовь, как бы банально это не звучало. Да и какая разница: зыбкая меж ними влюблённость или искренняя, истинная, настоящая любовь.
Это же вечная красота.
Это же счастье в кубе. А разве мы не любим таких стерв, когда они вздорны, непредсказуемы и опасны. Только тогда и зачинает кипеть… закипать нутро, когда подворачивается случай встретиться — с подобной зажигалкой.

— Не будь же, – сказываю, – приятель, в своих «ипостасях» «постным праведником»… ханжой, али мизантропом, а лучше включи свой мозг с сознанием, да вспомни, ради Христа, свои юношеские годы. Вноси, дружище, привычку новизны в жизнь, так как, видимо, сам ты воспитан без любви к женщине. А в отношении влюблённых тебя просто-напросто жаба душит и сие — от зависти… Не иначе.
А зачем такие отношения, где ты не можешь быть самой собой.
Знамо, что пара была не в застеленном для них ложе брачующихся.
Но для них это и есмь — соус жизни, коль уже не в силах оказались остановить накатившее на них: желание, вкупе… с похотью! Для молодых — это же упоительно сладко. Однако, эта, безнадежно влюблённая пара, хоть и томилась охотой и влечением, но они не достигли вершины блаженства и сладострастия! Нежели ты парня задержишь и, не приведи Господь, того ещё и осудят, таки… они и будут не жить, а сосуществовать далее в замкнутом своём мирке… с чувством, что солнце для них уже опустилось на землю!

— Так, обязательно ль, – вопрошаю, – вам того горемыку привлекать к ответственности и судить судом, коль это, горе луковое, вроде как, и сам видится мне в роли: потерпевшего, жертвы, испытавшего шок от происшедших с ними: конфузии, неудобств, да ещё и стыда от выложенной каким-то упырём в сети непубличной порно информации.

— А может, – говорю, – у того сексапильного невезунчика, скажем, какие-то проблемы со здоровьем, что он не смог удержать бёдер и ягодиц девицы… и та чёрт-те куда провалилась! А быть может он член партии — «Единая Россия»… или помощник депутата Госдумы, что на Охотном ряду Златоглавой. Возможно, что наш мачо совестливый, а можа… и чересчур впечатлительный, что сейчас мучается угрызениями совести; мается, поди, паршивец, не находя себе места на этом Свете, что вот-вот в петлю под люстрой бестолковой башкой своей влезет, али пустит кулю в лоб!
— Упаси и Богородица! Чеши, – сказываю, – к оному субъекту домой, галопом, и успокой его… как сможешь! А известно ли вам что-либо об их дальнейших отношениях и намерениях. Быть может у них третьего дня свадьба состоялась, а вы не в курсе этого события. Вы хотите, чтоб молодуха овдовела, не насладившись узами брака! Не бери греха на душу! Может статься, что они так любятся и ласкаются с навязчивой и коварной подружкой, а вы, вишь ли, жизнь им немым своим кино коверкаете и ломаете!

— А стоит ли то, – заявляю, – ради галочки в нашей отчётности, выворачиваться так: мехом внутрь! А у вас, смотрю, слюна от зависти и злобы к парню пеной пошла! Что уж… вам не по нраву эта водяная их феерия. А может быть в их частных домах нет воды, а тем паче, ванн, где можно принять простую бытовую процедуру… и помыться.
Вы уж… тогда с прокурором Дудониным, как во времена наших прапращуров, парня сразу: на дыбу, в кипящий котёл, али на шею пеньковый галстук, да на осиновый сук! Будет уж… вам, дилетантам, злорадствовать, всё ссылаясь на китайскую азбуку, где среди диковинных и чудных их иероглифов… хрен и отыщется для нашего подозреваемого каких-то смягчающих обстоятельств!

Вот, таки… знайте, сердечные наши гражданочки, что именно из-за вас появляются у лиц: мужской наружности с их характерными особенностями — шрамы, да мозоли на сердце, ибо по каждому такому случаю, на месте происшествия, приходится переживать за жизнь и здоровье потерпевших, отстаивая ещё вашу честь и достоинство.
Но дело то, помнится, прекратили за отсутствием состава преступления… в действиях той ползающей на коленках младой фигуры у открытого люка — без порток.
Совет им, как говорится, да любовь!
Категория: "Метла" | Просмотров: 126 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]