Главная » 2013 » Август » 14 » Русский Скотланд Ярд - 5
07:57
Русский Скотланд Ярд - 5
«Не так нас связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-либо». (А.Чехов)

Никогда мне никто не читал сказок.
Не припомню я что-то, чтобы меня этим баловали. Хотя ни сколь не расстраиваюсь по сему поводу, ибо теперь никто и мою персону не донимает. Справляются, как-то, без меня… с этими сказками. Ну и ладно.
— Баба с воза… как сказывали деды.
Потому мне и приходится ноне писательством заниматься, дабы умом не рехнуться, себя воспоминаниями потешить, да и к пенсиону доход, какой-никакой, получать. К празднику яиц, например. А вы как думали… Отчего-с… тексты так длинны. Так, чем больше знаков в нём и буков, тем и прибавка к пенсиону больше.
Капитализм, братцы, на дворе… Дикий.
Я то сначала «жи» и «ши» в в большом количестве в тексты вписывал, думая, что чем толще, пухлее, жирнее и крупнее Буква, так знать, и шелест купюр в кармане солиднее будет. Мошна растолстеет. А оказалось, что и точка, и восклицание, и вопрос, тоже являются знаками, и они могут кошель мой пополнять. Вот, поди ж… ты, и разберись.
С этим писательством.
— Так, буква к буковке, точка к запятой, знак к знаку и я — богач. Курочка то, – говорят, – по зёрнышку клюёт… иль вы, как и я, не знавали. Так, копеечка к копеечке, глядишь, а к вечеру… и нос — в табаке.

А ещё я сотоварищей своих в Гейропе, в Германии — лечу. Словом. Отож…
Спросите, почему.
Так, больны-с… они, видите ль — депрессия их очень мучает. Ностальгия, гляди, у них… ибо по берёзкам русским скучают; по грибочкам белым грустят, что под осинками нашими стройными веселятся. Ну-с… и меня почитывая, добрым, вроде как, словом вспоминают. Как не почитывать и не поминать, коль хвороба, недуг… по Родине. Сколь я уже им насочинял, да всё со знакомыми им героями, с которыми они некогда служили-с… чаи распивали.
И ведь не только.
А днесь, скажи, бесить меня их поведение стало — уж… крайне демагогические выпады стали звучать из-за кордона: что, дескать, ленивые мы здесь с вами, людишки, что, мол, и песнь наша — о Родине, уже давно спета! И либерастов мы, мол, своих не почитаем и не слушаем — об обнищании, о несменяемости, о нарушениях.
— Господя! – как говаривала моя бабаня Ненила. – Уж, чья бы коровёнка рогатая мычала.
Только не мне, раскрыв уста, вас слушать, да и нам ли пускать слюну — от зависти! Насмотрелись… Уж, зажали бы клюв, прищемили копчик, господа европейцы, да помалкивали. Скоро сами под африканские песни и бубен Рождество будете встречать. С бусами на шее… или, не дай Бог, верёвкой. Ещё предложите мне, продажным мужиком — на панель выйти.
— Ага — на Большую Казачью.
— И это, с моими то, кривыми ногами… Упаси Богородица! Ага… чтоб, значит, на людях простыдиться. Негоже, скажу, нам позориться средь отборных наших сексуальных проказниц… с пониженной планкой социальной ответственности. Да и цвет я голубой недолюбливаю. Понимаете.
Презираю-с…

Некий негатив в стране я и не могу оспаривать… Конечно есмь и у нас — дельцы и авантюристы, подлецы и проходимцы, которые, совершив неугодные Господу и обществу дела-делишки, в один момент, овладели природными ресурсами огромной страны Советов. Так, это же наши, русские преступники и, нам с ними бодаться. Да это малый, незначительный процент населения, который, видимо, скоро поганой метлой сметут, как ненужный обществу балласт.
Ага — в Европу!

— Я зря, что ли, надысь, пополнил патронами барабан револьвера своего пращура… под подушкой. И теперь покоен! Царствие Небес — тому ворогу, выразившему, вдруг, желание посягнуть на мою Личность!

А всё же интересна жизнь…
Кем бы ноне приятели мои ни были в той далёкой стране, их приютившей: переселенцами или беженцами, но всё одно, вроде как — предательством с их стороны попахивает. Я, к примеру, так разумею или может что-то недопонимаю. Но как бы то ни было: так какого, скажите, хрена им скучать ныне — по грибочкам; так какого чёрта теперича грустить по нашим берёзкам… с осинками.
Так и хочется, иной раз, спросить.
— А где же ты, подлая твоя душонка, был, когда это самое, расслоение общества, на глазах наших происходило. Отчего-де... заслышав модное и крылатое словцо — приватизация, вы, аки продажные шлюхи, рванули за рубеж, преодолевая все: мыслимые и немыслимые на пути барьеры, прихватив с собой те самые, красочные фантики, в виде — чеков о некой приватизации, которые плуты-реформаторы 90-х… раздали на руки — ни черта не понимающему люду русскому.

— Потому и возникает закономерный вопрос — как, вообще, мог простой советский человек изменить Родине и, сломя голову, бежать за печенюшки — в нескромно богатую страну, бросив друзей-сотоварищей и родительский дом на произвол судьбы. Как заслышали слово: «Свобода»… многие тогда за кордон рванули: мошенники и прохвосты, воротилы и политиканы. Таки… будьте здоровы и живите богато! А мы уж… как-нибудь и, без ваших советов, здесь обойдёмся.

— Действительно, после приснопамятного того, советского времени, наступила чёрная полоса русской истории, отныне ставшей чёрной меткой в жизни многих поколений.
А всё благодаря кому…
— Дак, всё тем же гайдаровским, вдруг, оперившимся птенцам — под присмотром воротил крупного Капитала.
— Ну и ну... дела. Слова ведь никто из этих западных прихвостней тогда народу русскому не сказал, что с теми ваучерами надобно было делать. Только этот гусь, Чубайс, помнится, лично смеялся… да угорал. Искренно и ехидно.
— Сам видел.
— И скажи, так тогда никто и не понял, что за счастье такое на русский народ свалилось… Но все с умным видом ткнулись мордой в те загаженные, затёртые, замусоленные, но красочные бумажки… и давай разглядывать, где же спрятались те, обещанные им либералами — «Волжанки»… И давай вынюхивать, что же… это за зелень такая густая на их чеках, что пятаком своим никак нельзя было взять следа… к поиску дорогих машин. И давай тогда тот ваучер на зуб пробовать — на сколь машинок тот крашеный квитанций тянет.

И что… Только дизентерию и заработали.
Тогда только отказались от кошачьих и собачьих привычек и рефлексов: нюхать, пробовать, кусать. Ведь сколь лап немытых те фантики перелапали и перещупали, сколь зубов сомнительной чистоты их покусали. Дык… пропади всё оно пропадом. А они, всё — на зуб, а они, всё — в рот. Эка штука… Тьфу… погань! Вот же ж… вражины!
Я то сам постоянно был за границей — дома своего, да и района, таки… что я мог посетителям объяснить: верить тому прохвосту рыжему — в Кремле, иль не верить. Когда дошло до массового сознания, что всех пошло обули, что всех нас нагло надули, то и глотку перестали рвать, продав, к чёртовой матери, те документы — за бесценок.
— М-да… уж — тяжкие для всех были времена.
Да и ноне — не лучше.
Ведь деньги у всех на первом месте.
Правильно ль то, что тогда случилось со страной. Может быть… Не знаю, но всё это, как-то: фальшиво, дуто, хитро, лживо. Право, безобразие такое, что я и сей час выражаюсь матерно. По-свински… просто.

— Благо, что ваши уши не слышат моего вокального речитатива. Я до сих пор с сотоварищами оболванен и, никак всё не можем понять, как та малая горстка мошенников всю страну в пропасть толкнула. Я же не гуру, не Гуй Цунюнь и не Саша Ташкент, чтобы правильно осмыслить те экономические реформы Гайдара! Черти б… его задрали!
Хотя… лучше о нём — никак!
Знаем все мы лишь одно: жулик на жулике сидит, жуликом ещё и погоняет.

И куда, скажите, при Капитализме, дружба наша девалась… А отношения.
Постель и та, вдруг, уже стала платной. Подержался за грудку и, будьте-с… любезны — счёт. Оплатите. Достаёшь кошель… А куда, скажите, деваться. Иначе, ещё и домогательство… пришьют. А на потерпевшей той, гляди, и клейма ставить некуда. Лишний раз и ниже спины: ни хлопнуть ни прихлопнуть, как бывало… сзади. Засудят. Так и отучат — от дедовских привычек и баловства наших пращуров.
От рефлексов.
Ведь даже воздушного поцелуя не пошлёшь. А послал — таки... либо в мордень схлопочешь, либо гони монету… да не простую, а златую. Только и думай себе теперь и облизывай губу… за воротником. В кулачке.

Ведь в каждом регионе, помнится, в каждом поселении тогда такой бардак творился, что тяжко и вспоминать.

В нашем, к примеру, придурковатый голова района Голованов, со своей показной благотворительностью, заткнув мясом горло силовикам, сотворил такое беззаконие, за которое и пожизненного ему срока мало. Ведь этот жулик, со словарным запасом мелкого уголовника, додумался вывезти из подотчётного ему колхоза всех лейкозных коров. Взял плут, да и распределил их по другим, чужим ему хозяйствам, закупив новое поголовье скота.
И дело шито-крыто…
Этот шельмец, видимо, в детские годы часто совал гвоздик в розетку, что, по воле Святителя, до сих пор икота его мучает. Однако, оный недуг не мешает ему крыть матом всех и вся; в дело и не в дело. Особливо тех, кто становился на пути его препятствием.
Шлагбаумом.
Его бы, пройду, тогда ещё в браслеты — за распространение онкологии среди наших детей, употреблявших не молоко, а чёрт-те... какую отраву от больных коров, да по этапу на Колыму пешим ходом, чтоб растряс скопившийся на колхозных харчах жир. А он, вишь, крупный район возглавлял, а он, вона, ещё и хозяйством управляет.

Всё нёс, негодяй, никому ненужную пролетарскую хреновину, да ленинскую лабуду, вперемежку с отборной матерщиной, что вяли даже мембраны у микрофонов. Ума то — немного. С дулю… лилипута.
Но в одну из январских ночей чёрная луна взошла и для него, и события повернулись к нему задом… Дал пинка под зад прохвосту сам Губернатор.
— Вот так… граждане, вроде от одного порченого яблока целый воз и загнивает, но где же он ныне! – спросит наша читабельная публика…

— О, Берегини–Рожаницы! О, Великая Дануна!.. О, Богиня удивления! Треснул, верно, мир напополам! – кричу я Небесам.— Вам не поверить! Ведь вновь шельма заседает — в районном Собрании, опять хозяйством правит хамелеон, и знает — неподсуден он.
Золотеет, негодяй, упиваясь властью. И все то, вороги, друг друга прикрывают, всё то спасаются от кары Закона и наказания Небес, всё то пытаются обмануть судьбу.
Природу-мать нашу.
Одна лишь женщина, Столбова, что с Управления, пошла против этого мерзопакостного, редкостного проходимца, желая оградить от заразы и чумы детей, некогда… богатейшего в Губернии района. Так проводил жулик её на заслуженный отдых — под «Марш славянки»… А ведь так и отделались, избавились, отбоярились от благородной женщины за её: честность, порядочность и неподкупность.
Спихнули…
И что, скажите, можно ноне думать о Власти районной, нежели, этот недоумок, до сих пор заседает в Собрании и решает архиважные задачи поселения, а главное — судьбы людские. У добропорядочного люда глазницы пивными пробками, таки… выпучиваются, уши кисточками распускаются параллельно полу, когда наблюдают они со стороны за оным — бесчинством и уродством.
И чем же, спросите, тогда помог принципиальной женщине, что же предпринял в интересах здоровья детей тогдашний прокурор, так похожий на отца врубелевского Демона.
А ничем…
А женоподобный Дудонин — этот балерун хренов… с фигурой, изогнутой вопросительным знаком, с ехидными глазками хамелеона и змеиными губами, всё сохранял героическое молчание…
До последнего.
Сидел, подлец, в кабинете, да всё звёзды считал… до трёх. На погонах.
Всё не мог сосчитать… его мать.
А ежедневно, поутру, за версту, хозяину района усердно поклоны земные отбивал, доброго здравия желал, да тянул тому, полууголовному элементу, свою женскую ручонку, вместо того, чтоб железной хваткой — за шиворот, надушенный, да в камеру ловкача и проходимца. На баланду, мерзавца.
А кто, скажите, из наделённых тогда властью, мог остановить отщепенцев, да ворюг, кто мог быть помехой в незаконном их предпринимательстве и преступных деяниях.

А никто…

Этот студень, в штанах — с лампасами, сам погряз в дерьме, боясь разоблачения, ибо незаконно совмещал государеву службу с активной деятельностью в качестве банковского клерка. И где… В компании соучредителей банка — «Экспресс – Волга»… Мало, вишь ли, ему, хаму, было прокурорского оклада, что подпитывался и в банке денежкой со своей супругой Любавой.
Отож… Как энергией от природы.
Этот, с вида застенчивый ворюга и прохиндей, всеми днями гонял чаи с милицейским начальством, потворствуя преступникам, творившим произвол на поднадзорной нашей прокуратуре территории. Нажива для него была — не просто была наживой, а состоянием души. Незабываемые воспоминания на всю жизнь гарантированы были всем тем, кому пришлось с этим мутным кротом работать, но даже за сто печёных раков я не стал исполнять его незаконных указаний, как исполнялись они его подхалимами.

И только потом, когда парад планет в зеницах закончился, тогда-то и дали под зад коленом поверженному Дудонину: и с прокуратуры, и с областной прокуратуры, и даже — с суда.
Всё же раскусили, наконец, подлеца, турнули негодяя. Вот вам и весь сказ… Ныне, поди, пишет сказки, как сажал глупых, пацанов-молокососов, за пять-шесть синих петухов… коих две тысячи вёрст пешим ходом гнали с Надыма-городка.
Вот ведь как получается, что упырь упыря — видит издалека…
Никогда не выяснял отношений с этими мерзкими типами, которые всё пытались блеснуть остатками мозгов, но разочаровывали сразу и навсегда. Не сожалея ни о чём, я всегда молча оставлял вместе со всем их дерьмом наедине… лишь бы не видеть всего этого кошмара.

Иной раз, и начинаешь понимать наших переселенцев и беженцев, потому как самому, иногда, хочется сбежать далеко-далеко, спрятаться глубоко-глубоко, сидеть тихо-тихо, аки мышь в крупе.
За рубежом.
Поменять бы эту лапотную Россию — на Альбион туманный, чтоб в номере замка, над Темзой, лежать в красивом ложе исполинских размеров, где тебе массировала бы ступни любимая подружка экс-министра обороны — Васильева Прекрасная, а орхидеями и розами спальное ложе украшала бы по вечерам дворовая девка — Батурина. И дышать… дышать свежим воздухом реки, пополам: с табаком гаванской сигары, освобождая организм, пропитанный русским смрадом.
— У меня всё!
— И моё вам почтение… и вам не хворать!
— А я в кассу — за гонораром! Вона сколь точек понаставил в этом эссе, будто стая мух, заболев плохой болезнью, типа: проноса, настрочила. Таки… на кабак, поди, хватит.
Категория: "Метла" | Просмотров: 1471 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 4
4 Levichev   (15-Августа-2013 20:06)
http://my.mail.ru/community/solovievclub/22ACB1F5A0A5CED2.html
* miosan *      14-08-2013 19:42
 Логическо?аксиомно?противоположное: «Патриотизм—это чёткое, ясное, хорошо аргументированное объяснение того, что мы должны жить хуже других!».. (Михаил Жванецкий) Диаметральное: «Интернационализм—это не чёткое, не очень ясное, плохо аргументированное объяснение того, что они должны жить лучше других!»...
 Гоголевская немая сцена с выпученными глазюками - буквально все во внимании...(умный промолчит, дурак не догадается...)...
Не-ну... однозначно - у нас каждый может говорить, что ему вздумается и поступать как ему хочется, ведь на дворе либерализм...но от этого почему-то не легче...(с)...

3 Levichev   (15-Августа-2013 17:56)
http://my.mail.ru/communi....A709F5F
Фарид Насыбуллин      15-08-2013 13:39  Re: Русский Скотланд—Ярд 5
Все хорошо, но Жванецкий причем? ЭТО давно дурачит и обслуживает по тихому всех ненавистников России. Неужели не дошло?

2 Levichev   (14-Августа-2013 18:34)
http://my.mail.ru/communi....D3B410B
Алексей Голоулин      14-08-2013 17:13
Re: Русский Скотланд—Ярд 5(((((((((((((СПАСИБО!!! УСПОКОИЛ!!!)))

1 Levichev   (14-Августа-2013 18:33)
http://blogs.mail.ru/mail....9B64813
Ирина Уральская      14-08-2013 16:39 Re: Русский Скотланд—Ярд 5
..сдохнешь в местах не столь отдаленных Я тут в прессе напечатала ..что наши взятки на границе берут Что ты думаешь ...на следующий раз тишина ..до этого брали а сейчас тишок!Приказ -никого не трогать!!Почему да как неясно даже неуютно и дискомфортно!!А едет к нам министр транспорта!!И другие министры собирают втихую с таксистов .....с садиковских и школьных воспиталок Урезая зарплаты!!Как не брать Напишу -доказательств то нету Поклеп За прилюдный поклеп -статья уголовная голубчик!!Вдумайтесь!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]