Главная » 2011 » Февраль » 21 » Петруха
02:39
Петруха
«Всегда желанье с разумом боролось,
Довольство не спасает от фантазий,
В привычном счастье есть однообразье,
Дай людям солнце — захотят на полюс». («Фауст» — Иоганн Вольфганг Гёте)

Непродолжительное время прокурором одного из районов Заволжья работал Путинцев Пётр — лучшего товарища, пожалуй, не сыскать. Это был грамотный специалист, интересный собеседник, но чрезмерно импульсивный возмутитель спокойствия всех и вся, а потому некоторые из моих друзей, да и приятелей величали его не иначе, как «Петруха-демагог». Всё-то ему что-то мешало, всё ему что-то не нравилось. Казалось бы, на его месте и не заметил в словах оппонента ничего предосудительного, ничего лишнего, но только не он. Настолько тот был энергичен, что стоило его только зацепить на балконе высотного дома, таки он с ускорением… мог взлететь, словно Карлсон и парить в Небесах Божиих. Следует заметить, что баловал тот пуще нашего, находя в пагубных делах — самое красивое решение. <…>

Его выражение «Красиво жить — не взаперти же!» – знавали друзья, приятели, да лица, близко приближённые к звёздному телу.

Как-то… он, проверяя в кабинете до полуночи уголовные дела следаков, вдруг, взорвался из-за мелочного пустяка, аки самогонный аппарат у нерадивой тёщи… после бани то. Помешала, видите ль, ему в День Святого Петра, на уличном столбе, неоновая лампа, светящая даже и не в его глаза, а всего то… в окно кабинета. Другой бы встал, задёрнул штору, продолжая работу. Бог в помощь. Как же, ему надо было вставать, бросив работу, а вдруг, да верная мысль в отношении безграмотно составленного обвинительного ментами акта ускользнёт из головы.

Достал тогда из сейфа Петруха пистоль, которыми работников прокуратуры наделили в те лихие годы процветающего в нашем государстве бандитизма… и, прицелившись в лампочку, взял, да и нажал плавно на спусковой курок, посматривая через призму прицела в форточку на негодный для него объект. Раздался глухой такой «пук»… и нет более той лампы, нет более того дрянного у здания прокуратуры объекта, так уж… мешавшего работе прокурора. «Пук» то оно «пук»… но всего же, видите ль, нам в жизни никогда не предусмотреть. <…>

Кто бы знал о том, что мимо столба, на котором висел тот злополучный фонарь, проходила его звездчатая помощница Акулина, распевая свою любимую песенку: «В тиши парка городского!»… А может: «Так, здравствуй, поседевшая Любовь моя!»… Но она точно выла.
Так, этот кабинетный глухой «пук» превратился в кромешной тьме для дивчины — в гром Небесный, ибо пуля так вдарила в металлический защитный колпак лампы, а затем ещё и срикошетила… в железную крышу гаража, да так, скажи, резко, что искры полетели… и не только из глазниц его панды-помощницы, с которой у Петрухи с залётной мадемуазель были и без того натянутые рабочие отношения.

Наперёд забегая, скажу, что с месяц бывшая подружка чесалась от пыли стекла той лампы, словно занималась любовью с барабашкой в ложе, застеленной стекловатой. Ведь чесалась, скажи, даже в тех местах, куда той пыльце и попасть то было совершенно невозможно.

Петро же… усмехаясь в ус, констатировал тайную женскую болезнь от теснейшего контакта с тем домовым, который, со слов оной красотки, её тайно навещал по вечерам. Видевшие ту дивчину воочию, могут подтвердить, что пучеглазая рыжая бестия, расстёгиванием-таки лишь одной верхней пуговицы блузки, могла резко отключить мозг любого полюбовника, которому ничего не оставалось, как только за ней всю жизнь и волочиться, а тем более, прокурору, так как очень уж… охоч тот был до прекрасного любвеобильного роскошного тела.

Акулина же… хотя и рождена мамкой — стервой, но безумно была красива. В полнолуние, видимо, зачата… или на Китунькиной горе. Удивительная её красота была мощным оружием в борьбе со всеми мужичками. Понимая, что любая девочка с персиками со временем превращается в бабушку с курагой или чёртов одуванчик, красавишна Акулина, ничем не гнушаясь, старалась взять от жизни всё.

И прикольная красава-мамзель, не связанная узами Гименея, брала своё, ибо она была не просто гарной дивчиной, а неким «вертикальным воплощением горизонтальных желаний» похотливых волочил. Её лакомством, видите ль, был не только шоколад «Roshen»… Стоило только ей приказать женатому уже тогда, прокурору Петру — таки он остановил бы и своё бьющееся снутри молотом по рёбрам… сердце.

С первого дня Акулина сразила его своей экстравагантностью, особенно причёской «Аля-Сафари»… и понеслись тогда они в скором поезде сексуальных наслаждений, не видя впереди: ни ярко-красных сигнальных фонарей семафора… ни конечной для них остановки. Так бы они и путешествовали, «не сорви» на полпути ручку стоп-крана того счастливого для них поезда его красавица, любимая жёнушка.

Хотя Петруха и был следователем от Бога, но супруга оказалась смышлёней, застав врасплох единожды своего суженого в компании с его друзьями и подругами, да в самый, что ни на есть, интересный момент — во время прыжков отдыхающей нагой публики после сауны… в бассейн. То ли жарко в бане было, то ли уговор был со страстными и на всё согласными девицами… об их поведении в ту ночку.

Скорее же всего… как мне думается. Теснота нижнего белья надоела юным телам и органам так, что девчушки от них просто избавились, разбросав всё вне помещений той бани. Сексуальные же девицы, удовлетворённые вином, коньяком, фруктами, с большим нетерпением жаждали так нужных им… интимных последствий. А почто и нет. Всевышним же предначертано: «Любите и размножайтесь!»…

Нашим же саратовским… без комплексов, девочкам, как и китаянкам, видимо, кто-то ещё и показал в детстве, как это делается, а потому темпераменту и бурным их фантазиям могли позавидовать милые девчонки дружественной с нами сопредельной страны — Хохляндии. Нелегко было в ту ночь половозрелым самцам найти в себе силы, но ещё труднее было их в себе удержать. Соблазн же велик.

Весна-с… Желания-с… похоть, страсть, не знаешь: где и с кем навзничь… пасть. Одна извилина и та чёрт-те… на что заострена!

А по девичьим нежным и упругим телам бегали мурашки оттого, о чём и думать то им мамкой ещё в пелёнках было запрещено; чего нельзя было в другой раз и делать. Молодки же, участвующие в этом красивом бардаке, предпочитали не залёживаться в ту юную пору в постели, нежели там нельзя было делать деньги, а просто получить так желаемое для себя удовольствие-с… Полное удовлетворение-с…

Словно скаковые кобылки, не успев сказать: «Здрасьте», премилые Создания направлялись в будуар в пеньюаре… с вырезом до пупа, а после горячительных напитков с кипящей ко всем любовью, нагишом… с разбега ныряли в бассейн с песнью своих прабабок: «Сегодняшний день утопим мы в вине!»… А там уже барахтались другие пары, едва успевающие прятать головы, дабы хоть как-то сберечь причёски от на них сигающих: возбуждённых и, так разящих острый мужской глаз, гладких девичьих, отточенных нашим Создателем, телес.

Словно мотыльков, постоянно слетающихся на огонёк в ночи, и захватила супруга Петрухи этих юных сексуальных особ в сауне нефтебазы, где находили они в ту пору для себя приют, покой и полное сексуальное удовлетворение. Мудрая женщина не стала ни с кем из них тем поздним часом скандалить, а собрав всю модную одежонку вздорных кобылиц, быстренько, видите ль, покинула это премилое гнёздышко разврата, разгула, блуда и половой распущенности, оставив отдыхающих наедине со свалившимися на них острыми проблемами.

На следующий же день с лицом, будто раздавившим тучу подколодных гадин, жена Петра вела приём этих сексапильных девиц уже в своём шикарном особняке и, после тайных и душевных с ними женских переговоров, возвращала тем драгоценности и, вестимо, исподнее.

Что за разговор происходил между ней и помощницей прокурора «Венерой»… потерявшей вместе со всеми свою одежду в тот вечер, Петру не было известно, но по окончании оного, произошёл разрыв всех отношений с ней. Супруге же… наоборот, последняя стала самой лучшей подругой, что никак не входило в планы прокурора-полюбовника. И он вынужден был тогда держать оборону не только дома, но и на работе.
Что за тактика была избрана его супругой в беседе с девицами, до сих пор остаётся загадкой для мужского ума, но почему-то полюбовницы прокурора становились, впоследствии, лучшими подругами его жены. Я, к примеру, не понимая, и поныне свою голову ломаю.

В поисках приключений, без которых не могли обходиться работники прокуратуры, Петруха вынужден был путешествовать и по соседним районам. Приезжал часто и к нам в гости, чему мы всегда были несказанно рады, так как работе время, а потешиться в компании с ним были и мы не дураки. Ага… конечно, не прочь. И устраивались тогда знаменитые «постельные» оргии в праздничные, выходные дни.

А уж… как, помнится, разборчив Петруха был в выборе красивых женщин, то — отдельный разговор. Вот таков он весь и был, наш дружок Путинцев. Только он мог устроить из ничего праздник, который и не намечался, а уж… нежели помечен был Политбюро ЦК в календаре, то и флаг был уже у нас, с юными прелестницами, в руках и о том я поведаю чуть ниже…

Так, перед ноябрьскими праздниками… когда трудящиеся, строившие Коммуну, готовили самоходки с плакатами великих мира сего, крася бороду Карла Маркса, ковырялись и тонировали в носу Энгельса, обмазывали репейным маслом лысину Ильича, заучивая пожелания — о здравии партии рулевой, родней которой у народа, пожалуй, никого тогда не было, нас и вызвали на совещание в прокуратуру области. Мы с нетерпением ожидали получить солидный куш за хорошие результаты по раскрываемости преступлений и сажаемости участвующих в них субъектов, что нам не единожды обещали. К празднику то.

— Да туды твою растуды! Так получили! Ага… от хрена уши. Ну, не срамота ль — вручили нам лишь похвальные грамоты. Эти глянцевые цветные бумажки, которые мы раздавали знакомым для утепления и украшения их нужников. На улице. В деревнях. На дачах.

Кто-то из подхалимов и обрадовался столь высокой оценке своей деятельности, особенно по сажаемости уголовных типов, но только не мы. Тут и поступает предложение, которое и мозжечок то ничей не мог посетить, кроме как Петрухи. А заключалось оно в том, чтобы отметить общее наше поощрение, а заодно… и наступление красного праздника: красным вином, красными физиономиями, красными полотнищами и с классными девицами… с красными щеками, да непременно — на столичной московской Красной Площади.

Это уже было что-то новое. Это уже, естественно, было для всех хулиганивших Государевых слуг нечто заманчивое. <…>

И вот уже мы с секретаршами областной прокуратуры: с праздностью на лицах и плотскими утехами на уме, посещаем нам привычный и уютный подвальчик на Горького — «Русские Узоры», где затариваемся всем необходимым. Согласно национальной русской традиции, присели за столик в кабаке перед дальней дорогой часика этак… на четыре, а затем и тронулись. Ну, конечно же… не умом, а в дальний путь. В столицу. Поехали и те, кто изначально не был на ту поездку согласен, ибо совсем не поняли, куда их, таки… вообще, везут.

Один Путинцев наметил в голове маршрут, по которому все должны были следовать и те, в конце концов, беспрекословно доверились. Конклюдентное согласие выразили даже те, кто был в прострации после нашей национальной традиции — присесть всем на дорожку.
Доверил и я Петру тогда всего себя… с телом, без стеснения. Вроде бы. Ну, не помню. Али всё же заспал… с кем-то. <…>

Но только Пётр мог хоть немного растрясти нашу патриархальность с заволжскими девчушками-хохотушками, привлекающими мужчин: как своими грудками — плюс третьего размера, так и вибрирующим бедром и их, длинной ногой. На каблуке то. И только по приезду в город: кто-то впал в шок, кто в раж, а кто и в сексуальную озлобленность. Но было поздно — тысяча вёрст осталась позади них. <…>

— Так, привет столица! Здравствуй дорогая, моя Москва! – приветствовали прокуроры салютом шампанского город-герой.

— О!.. Да нас здесь никто и не ждёт! – выразили прибывшие своё уныние и грусть дикими возгласами.

Ну как было не попасть на открытие «Макдональдса». Но то уже было не для них, так как нужны были совершенно другие впечатления и по другим адресам. Без «геморроя»… им было в столице тоскливо. Так, на Москва-реку! В ресторан, и именно — в «Поплавок». Непременно же туда, где вода, туда, где свежий речной воздух, где свобода, где ряженые цыгане. А это уже, вестимо, наш… поволжский задор.
Вот он, отдых… с этими миловидными огонь-девчушками с волжской свежестью на лицах и нетерпеливыми ахи-вздохами на теплоходе, да на Москва-реке… Ну что могло быть прекраснее, чем посещение прокурорами Первопрестольной… с колоколами и башнями.

Только Петруха… Только он мог устроить этот праздник и ныне вспоминаемый многими, как один из памятных в жизни событий в эпоху построения коммунистического будущего и, естественно, светлого, но утопического прошлого, общества то. Надолго бы задержались они в том «Поплавке»… не изменись, в одночасье, отношение хозяев теплохода к гостям с периферии, терпение которых просто лопнуло.

Это надо же… Под напевы цыган наши саратовские девчушки на свежем воздухе танцевали «па-де-де»… на столе и им аплодировала вся та неизбалованная оными танцами московская публика, вкупе с гостями столицы. Затем друг Петрухи — Алексей Михайлович, аж… с самого Кушума, произнеся: «Как скучно быть похожим на других»… полез к девам на стол, дабы удивить всех «танцем живота своего».
Таки удивил… После горячительного… он стал совершать развратно-поступательные движения взад-вперёд, держась-таки, при том, двумя руками за причинное место в такт мелодии, как выполняет их рыжий альфонс, Тарзан, за что гостям показали жёлтую карточку.

Ну… предупредили. Но и этого ему показалось мало, и все увидели ирландский танец на столе этого балеро с розовыми «насисьниками» спереди, да в семейных, в цветочек, трусах… вместо шотландской на бедре юбки, в обнимку с нагой и шокающей москвичкой.

Вот тут-то… всех вежливо и попросил на выход уже «двинутый» хозяин, вставший в позу большого «медведя». Кто-то из чинов сразу же обратил внимание на то, что у москвичей на плавучем средстве закончились аргументы уговаривать залётных гостей и они, тут же, вишь ли, принялись уточнять их национальность, всю родословную и место постоянного жительства. Аж… с революции 1917 года.

Ещё и друг Петра, путаясь в оборках платьев цыганок, начал предлагать свою руку и сердце одной из них… в обмен на левую грудь и её упругое бедро, а потому не дожидаясь, пока их пошлют по-русски, те и решились покинуть злачный московский кабак по-аглицки.

Хозяева столицы, и надо отдать им в том должное, были с заволжскими робятами очень любезны и их щедрости все были крайне удивлены, что с собою на брега Волги они презентовали тем столичное питие и закусь, чего в избытке хватило им на всю обратную дорогу с трёх и пятичасовыми остановками в придорожных гостиницах и перелесках. А так как наиболее усваиваемыми, калорийными и полезными являются лишь халявные продукты, то те не отказались, а с благодарностью и признательностью приняли дары хозяев столицы.

Так, благодаря сообразительности и инициативе дружка-заводилы Петрухи, пока прокуроры уездов добирались до дома, они провели-таки незабываемый недельный отпуск в веселье и праздности. (Нет-нет… ни о каком разврате и думать вы не смейте.) Конечно, нельзя лезть на сосну, не запачкавшись смолой, но они, надо сказать, любили головой, сердцем и душой, а не только, скажем, гормонами.

По прибытии домой, некоторые из положительных персонажей, обвиняли иных в том, что они, якобы, в столице нашей Родины устроили балаган, распутничая с падшими девицами. Не будем драматизировать трагедию… У меня по этому поводу имеются свои аргументы и корни их уходят не в такое уж… и далёкое прошлое, когда в стране Советов хозяйничали кухаркины дети, непременно в кожанках и скрипучих яловых сапогах, которые обустроили себе прекрасное безбедное сосуществование… и таки просто райскую свою жизнь.
А это, уважаемые господа, уже — история и её уже творили наши деды. А что нам оставалось делать — продолжать вытворять так, как они натворили, бо впитали то наследство, кое от них получили — с молоком мамушки. Не с работой же любовью заниматься.

Как мудрено, однако, поступили в своё время коммуняки… Для удовлетворения половой своей сути в Коммуне, да в интересах некой их революционной целесообразности, выдумали для себя аж… «Двенадцать Заповедей». Как классово-умно для себя предусмотрели одну из первоочередных задач… в интересах всё той же революционной целесообразности и решили, что нельзя не вмешиваться в половую жизнь своих сочленов. Половое должно было подчиняться во всём и всегда только классовому и, во всем его обслуживая. Во как!

Клёво то как — маменька родная. Супер… будто я и сам там, в столице, был, словно с ними медовуху взахлёб с графинов пил.

Об этом можно вам, граждане, многое порассказать… Но это уже будет совсем другая история, когда совсем теряешь свою голову, при захлёстывающей тебя волне любви. История, о которой и не поведать то просто никак нельзя. Ведь один день, прожитый в Расее-матушке, приравнивается, поди, к сотне… в любой другой стране, ибо по героическому прошлому наших предков и воле Божьей… только моё поколение не познало ужасов войны, не считая военного конфликта на территории Демократической Республики Афганистан, где в самый последний момент сложил голову мой троюродный брат Райков Владимир, награждённый орденом Красной Звезды. Посмертно. Потому, видимо, мы и тешимся вином, да в дело и не в дело балуем, желая за них: доцеловать, доласкать и долюбить тех девчонок, не дождавшихся из-за безмозглых наших правителей своих любимых со службы, погибших: чёрт-те… за что.

Скорее же всего… ради своих личных амбиций, да высокого уровня притязаний на чужие территории, они и принесли в жертву необстрелянных, и не видевших жизнь наших юнцов, безусых пацанов. А бросили их в пекло той бойни с бородатыми басмачами.
Категория: "Метла" | Просмотров: 1601 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 7
7 Levichev   (22-Апреля-2015 15:42) [Материал]
http://my.mail.ru/communi....DF1B7B4
elxan exmedov      22-04-2015 14Re: Петруша
Сергей. Друг. Мой. СПАСИБО Большое

6 Levichev   (22-Апреля-2015 13:06) [Материал]
http://my.mail.ru/community/mirvokrugnas7/7E5FAAF49503A926.html
Любовь Жукова      
22-04-2015 11Re: Петруша
" У кого что БОЛИТ, тот о том и ГОВОРИТ!"

5 Levichev   (28-Мая-2011 00:38) [Материал]
Мой мир. Alena Wind, 26-02-2011 13:46
Тема: Re: Петруша!
Очень хороший текст! И тонкие наблюдения.

4 Levichev   (28-Мая-2011 00:36) [Материал]
Мой мир. Света Королева 18-03-2011 14:46
Нормальные мужские будни, описаны с хорошим юмором, спасибо, поднимает настроение!

3 Levichev   (28-Мая-2011 00:35) [Материал]
Мой мир.Ирина Миллер 17-03-2011 19:44
петруша
Развеселилась после "девочки с персиками...",так и хочется чем то вас ,мужчин,зацепить! Ничего в голову пока не идёт,кроме сравнения с арбузом.... но это ведь так безнадёжно устарело! Ничего,будет и на нашей улице праздник!!!

2 Levichev   (28-Мая-2011 00:33) [Материал]
Мой мир.Tamara Agape 02-03-2011 17:26 (ссылка) Re: Петруша!
Благодарю за рассказ. Убеждаюсь, что все мужики козлы!!!

1 Levichev   (28-Мая-2011 00:32) [Материал]
Мой мир.Татьяна Рябинская 01-03-2011 16:46
Re: Петруша!
У Вас очень интересный, живой, шебутной стиль изложения... многие фразы - вроде превращения девочки с персиками в бабушку с курагой - провоцируют на искреннее веселье)) Одним словом, Вам объявляется благодарность за внедрение позитива в будни человечества)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]