Главная » 2010 » Ноябрь » 26 » Недуг-3 ч.
14:33
Недуг-3 ч.
— Да что и о чём я мог, вообще, тогда думать! (Наполеон)

— Да нет… девочки, не являются причиной подозрения продолжительной моей хвори и недуга первое, ни второе, ни третье, о чём, надысь, я вам поведал. Здесь что-то другое: либо везение и удача, либо невезение и, пожалуйста — тяжкие для вас последствия.
Считаю, что всё это лишь насморк для взрослого индивида, прошедшего службу на АПЛ Северного Флота и бившегося в боях насмерть на рингах флотилии, отстаивая честь экипажа атомной субмарины, побеждая соперников и получая за те победы отпуска.

А всего-то навсего… Всему виной стало дорожно-транспортное происшествие, участником которого я стал, оказавшись на той трассе. Невзначай. Не дай Боже и вам, когда-либо, появиться в ненужном месте и в неурочный час.
— Аминь!

Мне же… каждую ночь снится та несущаяся навстречу по трассе «Нива» — этот обрубок «Джипа Чероки»… этот недоработанный российским производителем кусок метала, и вдруг, при нашем сближении, начинает совершать вращательно-поступательные движения «Голова — опа»… как крутящийся «в волчке» фигурист Женя Плющенко после тройного «тулупа».

Вот и попробуй, поймай-ка, тот самый момент, чтобы с ним разминуться, да не «расцеловаться»...
— Сколь же раз мне удавалось избегать лобовых столкновений со случайными за баранкой автомобиля водителями! —задаюсь я, граждане, каждый раз одним и тем же вопросом.—На сей раз, аки «хреном по губам»... дабы я их при очередной встрече не раскатывал.

Выстроились, видимо, звёзды в тот момент надо мною львицей, не иначе... а потому никакого другого шанса разминуться то не было и не могло быть.
Ну, не повезло...
А может и очень повезло — это под каким ракурсом, братцы, на то происшествие смотреть.

… Удар, скрежет металла, крик и вопль моих пассажирок, а перед глазами лишь застывшее лицо малого злодея, лицо монстра Шрека — нашкодившего шалуна, этого мамкиного эгоиста «Лютика»... с того автомобильного урода, обхватившего трясущимися ручонками баранку, с выражением лица: «Дядька — не убий!» Знал же негодник — какую гримасу изобразить. Прекрасно понимал пакостник.
Видели бы вы глазницы с расширенными от ужаса происшедшего зрачками его родителя-благодетеля, закатившего их выше некуда. На затылок. Однако, сам же виновен, посадив за руль своего малолетнего отпрыска.
И это было одно лишь мгновение — всё растворилось и, тут же поплыло... поплыло перед глазами.
Темнота.
Так здравствуй, полнейшая амнезия головного мозга на двадцать дней и ночей, вперемежку — с видением Ангелов Небесных...

Сидели те с крыльями на кучевом облаке и беседовали, вкупе... со мною. Один речь вёл о праве покойного на самоопределение и о сопровождении меня, безнадёги: то ли в Рай Небесный, толь в Ад кромешный.
Второй же ноги цепью мне сковал и молвил, что меня туда никто пока не звал. И понял я от Святых угодников тогда, что Ад и Рай существуют здесь и сейчас — на Земле.
Мы сами создаём то явление и состояние, испытывая, в зависимости от ситуации, взращённой нашим сознанием — рай или ад душевный.

Произошло же чудо...

По воле Господа я выдворен был с Небес и спущен на Землю, но не для того, чтобы жалеть или разочароваться в чём-то, а чтобы познать в большей мере тайну любви и любви большой, которой не суждено мне было познать и испытать ранее — в текучке дел насущных и суеты повседневной.
Произошло происшествие и, именно с моим участием...

Да мало ли, скажи, их происходит. И совершаются они сотнями, тысячами... и ежедневно. Вопрос, на который нельзя получить ответа — почему же, именно, со мной произошла та авария, а не с кем другим.
Ведь некоторые из друзей, вообще, не знавали оных жизненных потрясений.

Понимаю, что причины неустойчивости машины на трассе могут быть самыми различными: то ливень пройдёт, то снег, а то и град. В то же злополучное утро на почве были лишь небольшие заморозки.
Можно предположить, что это была ошибка метеорологов.
Конечно, нежели бы они ошибались редко, но ведь ошибаются, скажи, кажинный Божий день и им всё по барабану, что завтра будет. На сей раз опять не были предсказаны небольшие заморозки на почве, чтоб водители сумели «переобуть» загодя машины и зашиповать на них шины.
Их бы.. злыдней — на место минёров.
Надо же, на сухой, практически, поверхности трассы, появиться в тот день гололёду. Да, не отрицаю — морозец был ночью, а утром то... ни снегом, ни дождём и не пахло.

Что причиной вращения встречной машины явилось, стоит лишь догадываться...
Жители же близлежащих к трассе домов от речки Нахуйки (не ха-ха, а положи лапоть на карту и, смотря в ста км юго-восточнее Саратова, увидишь), утверждают, что виновником трагедии происшедшей со мной, явился племенной бык Миша с фермерского хозяйства «Березуцкины внуки»...
— Бык тот,— сказывают,— страдал: то ли простатой, то ли недержанием мочи, а ведь он всего-то и сделал, что пересёк трассу в оживлённом месте, возвращаясь от молодой нетели — телушки Машки. С соседского загона.
Свидетели же поясняют, что шёл Михаил за той безрогой скотиной не спеша ещё вечером, а главное — в интересные для той похотливой тёлки дни. И так важно и степенно шёл,— говорят,— поигрывая кольцом медным в ноздре с мыслью: «Да куда ты сучка от меня денешься?»...

Говорили также, что не только шёл, так ещё и баловал своим открытым со всех сторон и запачканным в мазуте, органом, чем бычков производят на белый свет, да к тому же, и озорно щурясь, бесстыже поливая, как со шланга, оную трассу.
К утру она, вовсе, и не международной уже стала, а катком казахстанским — «Медео»...
И откуда, скажи, что взялось, вот так водохлёб, на мясо бы его к чёртовой бабке. Нашла же место скотина, чтоб опорожниться именно на моём пути. Ну, не сволочь ли...
Да сволочь, сволочь...

Жители свидетельствуют ещё и о том, что ожидать бы в том месте ещё более крупного происшествия, нежели бы тот шерстяной неугомонный бугай-производитель был в охоте и пересёк ту трассу в нескольких местах, следуя и к другим степным и копытным подругам, что несколько раз до того они наблюдали.

Одному я позже был безмерно рад, что остались все живы, с некоторыми, правда, недугами на каждый орган. Как говорят: «Обделались, но лишь лёгким испугом»...

То известие уже мало волновало меня, ибо я находился в прострации и донимали меня лишь ночные кошмары, да как в насмешку, странные видения, что моего возвращения в гараже ожидали новенькие «Ford Fokus» и рядом с ним — мотоцикл «SUZUKI», будто и не накатался в своей жизни смалу.

Хотя было что вспомнить...

Пошалил, признаюсь...
Хлебнула мама горя... Выглядывал ещё из-за школьной парты, а по вечерам собирались у нашего дома мои друзья-угонщики, уже заранее составившие план угона машины.
И как только отец голову к подушке прикладывал, тот план начинал срабатывать, а уже в сумерках начиналось движение юных тел, желающих хлебнуть в ночной тиши глоток адреналина в активной недетской игре «Пумают—не пумают»... (Другим же играм не научены были)
Как правило — не ловили, ибо откатывали мы машинку подальше от дома и только тогда заводили её, куролеся всю ноченьку по знакомым лишь нам местам и тропам.

Я хоть угонял машину, а вот судья Карпыч угонял в своей далёкой юности у родственника своего — мерина. (Не путать с «Mersedes-Benz») Запрещал папаня ему на выбракованном коне экскурс к девкам в соседнее общежитие совершать.
Запрещал...

Однако, не он, скажи, попал в аварию, а я, так и спрос с меня, а не с него вместе с его старым мерином.
И это я повествую к тому, что не столько от опыта и стажа вождения зависит возникновение аварийной ситуации на дороге, а в большей мере от везения, граждане, что не встретится вам на пути неопытный водила-обормот.
Но, увы, звёздам не прикажешь.

Сначала-то, сказывали, что Карпыч угонял мотоцикл у папаши своего Миколы, но как только означенный выше узнал о том, то стал опутывать железного коня цепью, пропуская её между спицами, меж спицами, да рамой и на амбарный замок — раз, и спокойно ложился спать. Но родитель не ведал того, что сынок его непутёвый уже ножовку по металлу днём заготовил, дабы устранить препоны и таки навестить зазнобу свою в другом колхозе.
—О, Святая Мать Пелагея! Сколь он спилил тех цепей за свою молодость — всех собак наших, ершовских, можно было посадить на них вместе с их щенками породы: «Хрен поймёшь»... и с их хозяевами вкупе.

Вроде и ясна причина моей столь продолжительной болезни и медициной подтверждена.
Однако, всё думается, что не только последняя авария стала причиной наступления печальных для меня последствий.
Не только...
Надобно видеть первопричину заболевания и роль в самом её зародыше. Не может же спиртное, употреблённое на дне рождения моей южной красотки, служить причиной какого-либо заболевания. Видимо, облучение я получил тогда от микроволновой печи, а может и перегрелся на солнце.
Конечно, уместно вспомнить и о бурно проведённой юности, а не токмо искать причину в том страшном для меня дорожном происшествии. Ну, никак не переубедить меня в том, ибо мнителен ноне и считаю, что и менты приложили ко мне не только руку, но и дубину, нарушив стабилизацию мембран перевозбуждённых нейронов, увеличив моё психомоторное состояние, когда я сам за себя в драках перестал отвечать, а стали отвечать другие.

—О! Громовержец Зевс! Чтобы тебе не разить мерзких по этой жизни типов, а не порядочных людей, к коим себя я после тех драк причислял!—прошу я всегда Небеса.
Никак мы в юности с ментами не находили общего понимания — упорно не желали те идти с нами на контакт и компромисс, а потому всегда возникали трения и противоречия.
Когда же полицию приведут на узде, наконец, к присяге, чтоб успокоение пришло хоть в конце моей жизни.
— О, Рашид Гумарович! За вами, конечно же, слово, ибо люд ждёт того, чтоб вы, наконец, зачистили ряды свои от подонков в погонах и создали новый институт в стране — полицейский.
Ведь смешно же, право, смешно, и всё смешнее становится. Пересажали часть «оборотней»... в погонах, но только после того, как исключили из статей уголовного законодательства о корыстных преступлениях дополнительную меру уголовного наказания — конфискацию имущества.
Это что же получается, господа «народные» избранники Государственной Думы, для кого же это вы подогнали сей скромный подарок, видимо, не только для ментов — хапуг, а в большей мере, для себя — любимых.
И вот на свободу, с нечистой совестью, уже выплывают генералы-арестанты, а их ожидают и особняки, и теннисные корты, не говоря уже о не конфискованных в доход государства дачах и машинах. Вот она — льготная кара Закона вашего и под вас нарисованного, Господа народные избранники.

Это не есть Закон, а посмешище над оным...

Вас бы, зажиревших держиморд-депутатов, отправить на экскурсию в провинцию Китая Сунь Ху-у-Чай, где бы могли сами лицезреть показательную казнь, где таких же мздоимцев сначала ставят на колени перед ямкой, глубиной, эдак, метра в два. Затем убеждают плетью исповедаться перед покойным Мао, а уже потом пройдёт некий худенький Сунь-Пиф-Паф и всех в затылок то на хрен и перестреляет.
И нет мздоимцев... Нет ворюг...
Вот был бы кураж, так кураж...

Вот тогда бы казнокрады, с загребущими лапами, примчались бы оттуда на трясущихся своих, полусогнутых галопом и пересмотрели бы все ранее принятые в Думе свои Законы.

А ведь ещё смалу менты мешали и нам с другом Мироном стать создателями, а возможно и быть «отцами» интернета, кем впоследствии стал англичанин сэр Бернерс Ли.

Ведь мы с приятелем в застойные годы выходили в эфир за сотни километров от своего дома под экзотическим позывным «Жираф», дабы нас не поймали за хулиганство, предусмотренного уголовным кодексом.
И кому мы тогда могли мешать на средней радиочастоте, не понятно...
Разъясняли иной раз в прессе, что мы, якобы, мешали воздушному транспорту, ха-ха, это кукурузнику то...
Смех, да и только.
Один залётный появится раз в году в посёлке, так вся округа сбежится посмотреть на чудо—птицу, да посидеть кому-то за её рычагами, пока пилота шоколадом и брагой потчует наша учительница Павловна, задерживая летуна в ложе дней этак на пять, чтоб ребятишки раз в жизни своей покуражились на крыльях того аппарата. Им то хрен по деревне, вынь и положи в рот, да хоть бы в марлю завёрнутый мякиш хлебный. А здесь, вдруг, летательный аппарат... На всю жизнь память.

А ведь всем весело было...
Сейчас бы за ночь раскурочили тот аэроплан в один мах по винтику, по шурупчику, да по гаечке и сдали бы на металлолом начальнику ЖКХ мошеннику Яковлеву.
Так, это отступление для голодающих, а мы радовали и тешили округу музыкальными композициями при выходе в эфир.

Ведь никто толком и не знал, слушая модные тогда транзисторы «ВЭФ» и «Ленинград» на средней волне, кто им крутит сутками на катушечном магнитофоне «Парус» новые песни «Битлзс» и «Роллинг Стоунз», да знакомит народ с песнями любимого Высоцкого.

«Жираф», да и жираф, ибо он большой и ему видней, а мы и радиоточку разместили на чердаке высотного дома Мирона, откуда антенну протянули метров, этак.. за триста — для лучшей связи с заграницей.. своего городка.
Протянуть то протянули как раз через трассу, ибо мало там кто когда-либо ездил.
Да и трасса та заросшей и заброшенной была и нам было вольготно до поры—до времени, нежели бы не забрёл на неё участковый Захаров к любовнице своей при первом браке на мотоцикле «Урал» с гармошкой саратовской на груди, напевая песню на весёлый мотив:
«Наша служба не опасна — не трудна,
Для меня ж.. она так просто прибыльна!»..

Так и допел бы он её до конца, если бы не напоролся на нашу антенну этот доблестный страж порядка. Свидетели того нелепого случая только и услышали что-то похожее на «вжик»...
Полагаю, что с ним случился внезапный приступ дальтонизма, а друг Мирон просто убеждён был, что Захаров не нашёл тормоза на казённом «звере», а потому-то и потерял контроль над мотоциклом.
Девизом того мента всю жизнь было:«Пришёл, прощупал, полюбил»...
На этот же раз он чуть было ту глупую головёнку свою не потерял в этом глухом и потерянном селении с названием «Хори», а «Урал» проехал прямо ещё некоторое время и без него, хотя при вхождении оного средства в поворот обычно приводит к съезду с дороги.
Долго же он ехал, пока не опрокинулся.
И надо же было участковому свернуть на ту дорогу, где лишь самоубийцы ездили, да и то лишь пьяными на День молодёжи. Хорошо, что провисший провод пришёлся милиционеру с противозачаточной внешностью на передок форменного картуза и этот «вжик» просвистел в воздухе, как выстрел из рогатки. Кто-то видел затяжной полёт того мента и прямёхонько — в чилигу.
Как ветром, скажи, того с мотоциклета сдуло...
Все же прекрасно видели, что ехал мотоциклист, все видели, что голосил участковый, и вдруг — «вжик» и нет певца, нет мента с гармонью... И мотоцикл в кювете.
Идущие на ферму доярки насилу отыскали в репейнике певчего... Подняли они его, отряхнули, подтёрли и дальше пошли, ибо некогда им было рассусоливать со служивым, своя работа на скотном дворе ждала.
А мент тот не совсем и не на всю, видимо, голову дурень...
Ухватился он за конец провода, служившего нам антенной и по нему, по нему — до лестницы, ведущей на чердак, и к нам уже со стуком. Скажи, как не сорвался то тогда и с неё ирод окаянный.

—Скунс», Скунс мамку твою!.. Алле!.. Алле! На связи «Жирафа», как меня слышишь, приём идиот, приём! Заходи на нашу волну, заходи в гости, мы тебе всегда рады!—кричал Мирон.
—Иду, иду, уже захожу! О, эфирные детки! Так, вашу маму! Опять самолётам приземляться мешаете?—высказался Захаров совсем не литературным слогом, ничего общего с языком Пушкина и Толстого не имеющим.
И предстал пред нами нежеланный оку и всему нашему существу юному изверг в милицейском обличье. Вполз, главное, без приглашения, к тому же — с дубиной, нам доселе неведомой и давай упражняться навыкам мастерства, полученных в «народной» школе милиции.

Верите ли, граждане, от вида непрошеного гостя, вползающего на чердак, да с убойным в его ручищах инструментом, душа у меня зашлась и спряталась между ключицей и ямочкой на подбородке, и даже несколько перекорежило.

Никак не успевали мы что-либо объяснить на словах участковому в промежутках между ударами по животрепещущим нашим органам...
Слишком уж, они получались невнятными и к тому же, мы заикались, ибо приходилось часто повторяться, а дубинушка хаживала как по дорогой аппаратуре, так и по нашим телам в скоростном и даже усиленном режиме.
Мы не успевали менять положения своих глупых тел, дабы облегчить их участь, которые отвечали за всё: за ротозейство самого защитника прав народа, связанного с его падением в репейник, за разбитую саратовскую гармонику, за потерянный картуз милицейский, за помехи в эфире, и вообще за то, что мы рождены на этом свете.
Бил за то, что не попал к своей тюннинговой Галке, у коей такие громадные груди, что на одну можно было ему, уставшему с дороги, прилечь, а другой прикрыться. Потому и курортничал он с ней постоянно, выполняя иногда и свои должностные обязанности: каждый день, скажи, с ней по посадкам, да по баням, топленным по субботам.
А не было бы её и не было б.. любви. А не было б.. любви и мы не пострадали.
Всё шастал он окольными, да далёкими от глаз людских задворками. Но многие ему завидовали чёрной завистью, ибо то не женщина была, а одна большая эрогенная зона…

Тогда я точно поверил, что выстроились в небе звёзды львицей, ибо такое на нашу голову ещё несчастье вперемежку с физическими страданиями от милицейской эластичной дубины не сваливалось.
Так уж она облегала наши младые тела, наши фигуры, чудеса право. Не один, видно, институт разрабатывал состав материала, из коего её изготовили для своих же законопослушных граждан...
Ну, змея—змеёй, не иначе. А после крещения участковым нас ею, упустить в выходные шаровары утреннего чая нам ничего не составило.
Дружок мой, этот обрусевший хохлёнок, похитрее меня оказался, упав навзничь и вытянув ноги вдоль туловища, начал стонать и сделал лицо своё подушкообразной формы, будто страдал постдраматической пневмонией или причинили ему тяжкое сотрясение головного мозга. Уж, очень высоко глаза его смотрели, даже слишком высоко, что по моему телу озноб прошёл.

А по факту.. у этого хитреца и был то всего ушиб мягких тканей левой ягодицы, а притворства то, притворства...
Видя безучастное положение к происходящему дружка моего Мирона, Захар резко переключился на мою фотогеничную внешность, видимо, желая изменить в ней некоторые черты. И каким бы я по жизни ни был жизнерадостным, но увидев кровоподтёк в области ношения мной циркониева браслета, со мной случилась истерика.
И заругался я тогда матерными словесами кое на кого и кое на что... И сам стал бить аппаратуру, но, конечно же, бездействующую, отчего страсть участкового заметно поутихла.
Он не мог себе и представить, что в моём лексиконе столько имеется выражений, ущемляющих, оскорбляющих и попирающих права наших милейших дам.
Я же так крыл всех и вся по тем самым мамам, что и сам запутался, на чьей мама я остановился, так много непорядочных и непутёвых назвал, что и участковый бельма закатил, яко и Мирон, подключив к работе дополнительные извилины и переваривая мной выплеснутое ему в профиль.

В результате бесчинства стража порядка на нашем чердаке следов преступления на месте не было выявлено. Однако, расчесал участковый нам кудри на прямой пробор, ох, расчесал, до сего дня пробор тот имеется и все им девицы любуются.

А ведь это было лишь первое знакомство с нашим самым «народным» из «народных» защитников, а продолжение то следовало...
Однако, мы до сей поры благодарны Захарову за то, что разобравшись с нами дедовским жестоким методом, он никогда не заводил на нас дел уголовных, как ныне происходит из-за палочки раскрываемости преступлений. А из-за той палочки страдают годами люди в тюремных застенках, и в основном, молодёжь.
Так, давая анализ всем эпизодам моих юношеских деяний, надобно сказать, что раз пять быть бы мне не на завалинке с какой-нибудь курносой в обнимку, а на скамье подсудимых, ибо кулачные бои дедов канули тогда в прошлое, а дрались уже тем, что под руку попадалось.
Самым же распространённым орудием для изгнания дьявола из плоти и нанесения повреждений телесных считалась штакетина от забора. Каждый вечер их сотнями ломали у чужих дворов.
Возвращаясь в то время, когда и вяз казался пальмой, ветла прудовая — туей, крапива — мягким зелёным ковровым насаждением, а чилига — желанной для молодёжи периной, я не перестаю удивляться, что мы вытворяли...

Нет, мы не выходили на кулачки, как наши деды, которые дрались по потери сознания, нападая на чужое селение в противостоянии стенка — на стенку. Мы же частенько не только махали кулаками, хотя и без этого не обходилось, а вышибали челюсти этими штакетинами злыдням писюкастым, ломали их загодя отлитыми кастетами, взрывали взрывпакеты в толпе, и скажи, «как с гуся» всё нам сходило.

Били нас и мы не единожды били, а потому так свежи мои воспоминания, о коих я продолжу после длительного перекура свои рассуждения в новой главе, рассуждая о том, почему моя болезнь так затянулась и каковы корни её возникновения, ибо вижу во всём этом что-то мистическое... Уж, не сглаз ли женский.
А ведь верно.
Заболит душа, заскулит, как побитый пёс, закрываю глаза, чтоб не видеть своих слёз, чтоб мелькнувшая грусть никому незаметна была, улыбаться себя заставляю…
Настроение какое-то безжизненное и хочется взойти на эшафот, но продолжаю слушать песню "Недолюбила"...
Категория: "Метла" | Просмотров: 1038 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 2
2 Levichev   (2011-Май-31 11:22)
Мой мир-Оля-08-04-2011 15:44
Re: НЕДУГ-3
Всегда есть тот, кому ты нужен, кто так в тебя наивно верит, кто доверяет смело душу, кто ждать готов, любя у двери...Кто каждый миг - дыханьем, взглядом к тебе всегда готов стремиться, Всегда есть тот, кто просто рядом, Кто быть ненужным не боиться...Кто знает, что любовь не просят, кто занет, что любовь - не милость, Чтобы ее монеткой бросить, чтобы она к ногам скатилась..Но в час любой, когда невзгоды В свои тиски сжимают сердце, Всегда есть тот, кто в непогоду Тепло отдаст тебе - согреться...Всегда есть тот, кому ты нужен, Упрямый, гордый, полный боли, Кто молча примет твою душу В свои горячие ладони.

1 Levichev   (2011-Май-31 11:02)
Мой мир.-Людмила Шлакина-г.Энгельс.- 29-05-2011 18:06г.
Наконец-то прочитала этот рассказ.Замечательно. Для "Мира приключений" вполне подходит.Приключения правда печальные. Слушать свой внутренний голос надо внимательнее, начинаем отмахиваться, вот и получаем результат.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]