Главная » 2010 » Декабрь » 25 » Моя любовь
03:53
Моя любовь
— О — эти вечные упреки!
О — эта хитрая вражда!
Тоскуя — оба одиноки,
Враждуя — близки навсегда!

И жизнь, вроде бы — на исходе... И я на прошедшее уже смотрю с тоской старца, барахтающегося в трюме тонущей подводной лодки, на которой мне довелось когда-то послужить.
Меня штормило, шатало и заносило, как старенький «жигуль»... из стороны в сторону — на обледенелой дороге. Я пытался возобновить старые связи, но многие повыходили замуж. Я желал завести новые знакомства, но подруги предпочитали лишь гостевой брак, что меня не совсем устраивало.
Так и находился в поиске, дабы не оставаться одному.
В хаотичных метаниях я тщетно пытался забыть о прошлом, но все усилия заканчивались плачевно. Заунывно. Кратковременные же связи со стервозными, пардон, бабами и прочие неудачи лишь загоняли в ещё большую депрессию и угол.
Одиночество и неопределённость безумно давили… подавляли меня, тем паче, когда повсеместно на улицах я видел влюблённые пары и компании веселящихся друзей.
В таком чудном положении, когда дети уже выросли и я им, вроде как, уже не нужен, это было особенно тягостно и мучительно. Вся эта ждущая неопределённость впереди просто ужасала меня.
И вот захожу в паутину интернета и, мать честная, на своей странице вижу преинтересное для моей личности сообщение.
— Привет, а не знакомы ль мы!

— Бог мой! Кто это, - думаю, - чёрт побери, вспомянул, вдруг — об одинокой сиротской моей душе. А сам искоса… искоса оком, глазом на карточку. А на фото красоты неземной гарная дивчина, которую я почему-то сразу представил на подиуме в бикини, ибо я видел фото пляжа и на нём точёную Мастером фигуру… Красивое и загоревшее тело с милым таким, невинным личиком. И в это, красотой наделённое Создание, невозможно было сразу не втрескаться.
— Ба... Богиня! Нет, в эту чертовски соблазнительную деву нельзя было тут же не влюбиться. Эти хитрющие глазоньки, с милейшей ухмылкой, просто излучали таинственный свет! Взглянул я... И тут же, в их глубине, утонул!
С головой.
Познакомились. Отож... Так, Ира стала моей подружкой — по интернету. Никакой, надо сказать, в этой сети тебе ответственности и никаких обязательств. Дружи себе... и дружи, пока не отойдёшь — к праотцам. В Мир иной. Но находясь от меня за тысячи миль, эта королевна не давала мне ни ночью ни днём покоя, ибо была неизведанной, непознанной для меня загадкой и тайной. Очень уж... сразили меня: чарующая сила и обаяние новой подружки, что совершенно её не зная, я каждый раз, видя Иришку, возбуждался, словно безусый юнец.
Эта красотка была обворожительна и просто неотразима, что глаз нельзя было от неё оторвать.
— Нет-нет, ей-Богу, не лгу... Вот вам крест!

Я безмерно был счастлив, что Иришке по нраву пришлись мои рассказы, напечатанные в сети, которые, как она указала, прочла залпом. Я был рад, что своим юмором не только погасил её глубочайшую депрессию, о которой оная синьора сказывала, а избавил полностью её и от того наваждения, в котором она длительное время, как и я, пребывала.
Ира сразу стала мне настолько близкой и родной, будто в песочнице мы с нею когда-то играли, словно я всегда её знал и только временно расстался с ней на южном побережье Чёрного моря, откуда недавно прибыл.
Мне так и казалось, что с этой красоткой я прожил всю свою сознательную жизнь. Это новое, возникшее вдруг чувство влюблённости, полностью захлестнуло меня, и я, действительно, был в ступоре, ибо увлёкшись ею, я и не скрывал этого чувства от других.
Чудеса... но всего лишь за три месяца сеть интернета так сблизила и связала нас, что мы часами вместе проводили время у монитора. Закрывались глаза, но мы продолжали с нею молчаливый наш разговор — ни о чём... и сразу обо всём.
Судьба так нас связывала, что: душа горела, душа желала, душа жаждала видеть след написанных на экране ею строк...

В конклюдентном общении… мы не видим, да и не можем видеть недостатков человека, не способны разгадать его прошлое и настоящее. В таких случаях медицина бессильна. Чаще всего… кажется, что эта личность, с маникюром и педикюром, на самом деле гораздо идеальнее, нежели является в миру, и тому всегда есть исключения.
Мы же, ничего не зная друг о друге, фантазируя и витая между Небом и Землёй, безвозвратно погружались с головой в омут любви.
А тут ещё, услышав нежный... бархатный... льющийся, словно журчащий ручеёк… её голос по телефону, я просто совершил прыжок в ту пропасть и ту бездну. Я был очарован и околдован моей Госпожой; она меня сразу заворожила и я парил в Небесах, находясь наверху блаженства.
Вдруг... узнаю, что эту милейшую дивчину мучают: как усталость от ежедневных забот и мирской суеты, так ещё и нытьё уже надоевшего ей мужа-ревнивца, который доставал всех своими болячками. Недугами. И от всего этого её спасала лишь работа.
В период её томления и усталости, мук и страданий, я старался разбудить в ней женское начало и природные желания, и мне, надо сказать, это удалось. Ведь мы стали помышлять о встрече, которая становилась уже возможной и вполне реальной.
Я переживал и страдал вместе с Иришкой.
И тут, вдруг, замечаю, что в отсутствие её в сети... я сам стал грустить, скучать, переживать и за неё волноваться. Несколько сдерживаемый условностями быта, я не мог уже жить без этой очаровательной для меня молодки.
Потому, словно ужаленный роем пчёл, вскакивал по ночам, бросался к ноутбуку, вновь и вновь... заходя на её страницы, чтобы снова и снова... видеть такой манящий, милый и светлый мне образ, чувствовать её настроение; быть согретым теплом её души, слышать стук её сердца. Потому, уже ежедневно мечтал о встрече и жаждал скорее видеть, уже любимую мной, красавицу-молодицу.

Мои дремавшие длительное время: чувства, мечты и ничем неограниченные фантазии, приводили к бессоннице. Я уже видел Иришку в своём ложе. Я уже спал с ней. Я чувствовал её везде и всюду. Жизнь наполнилась для меня новым и доселе неведомым мне смыслом. Я грезил ею всюду: во сне... и наяву.
Решился было... уже лететь к ней, узнав расписание вылета самолётов и движения поездов, но неожиданно для себя узнаю, что Ира собирается сама приехать ко мне и готова сделать это в самое ближайшее время.

— А маменьки! Да может ли такое быть... Эти слова были громом среди ясного неба и полной для меня неожиданностью, но я до конца не мог верить в правдоподобность сказанного, ибо нас разделяли не только тысячи миль, но ещё и — её замужество.
Нет, я не испытывал никакой ревности к её супругу.
Это была реальность, с которой просто приходилось смириться. Я же, со своим эго, уже реально хотел это Творение Божье... и не мог без неё жить. Иришке было за сорок, хотя я и предположить о том не мог, не укажи она своего возраста в анкете, где с фото на меня смотрела молодайка тридцатилетнего возраста.
Не более...
Я уже испытывал тот голод, что только подумав о ней, кровь мгновенно... ошалело отливала вниз. Я уже не мог без Иришки существовать и меня поражала её решительность, желание видеть меня и стремление лететь ко мне. Видя эту решимость, я понял, что она сама способна решить все свои семейные вопросы и проблемы, а это меня уже несколько успокаивало. Однако, у неё ещё и взрослый ребёнок, которому тоже требовались внимание и забота.
Мог ли я о том подумать, мог ли я, вообще, думать, что так быстро, вдруг, разрешится вопрос о нашей встрече, а главное, в моём городке. Я бродил по дому, по улице, да где бы ни был, мысленно считал мгновения до её приезда. Иногда, мучили некоторые сомнения, но я верил в ту сказку, что может для меня стать былью.
Но что я, вдруг, слышу по телефону...
— Бог мой! - крикнул я Небу. - Свершилось...
Она взяла отпуск и билет до моего города и, несмотря на отговоры подруг и супруга, готова была голубкой лететь ко мне.
При кажущемся авантюризме этого путешествия, она решила ехать: в неизвестность, на чужбину, да ещё и к совершенно незнакомой для неё персоне.
Ага... в портках.
И стали мы с нею жить ожиданием этой встречи, считая уже не дни, а часы и минуты. Как же, чёрт бери, они были томительны и волнительны для меня.
Забросив все дела, я только и занимался подготовкой к приезду этой очаровательной незнакомки, боясь упустить каждую мелочь, которая могла бы испортить впечатление о моём отношении к этой милой, близкой, и казалось бы… уже родной, но ещё такой далёкой, окольцованной, но вольной птице.
Всё последнее время я находился в сети только ради того, чтобы знать: не передумала ли она и не будет ли помехой нашей встречи супруг с её сыном, ибо я не мог уже дождаться той, которая являлась моей сладкой и далёкой иллюзией.
Я всегда находился в ожидании, когда Ира напишет мне сообщение. А сердце билось всё чаще и учащённее от каждого письма, от приветствий, от пожеланий, от воркующего, словно у голубки, её приятного и нежного голоса.

Когда же она уходила на работу, на рынок или ехала на дачу, появлялось некое чувство тревоги, обеспокоенности и страха, что она может передумать и не приехать. Без общения с ней... я уже испытывал чувство некой пустоты и бессмысленности этой жизни, но её смелость и твердость в прекрасных для нас намерениях меня несколько успокаивали.
Время же тянулось всё медленнее и медленнее...
Я уже страстно любил эту иноземку и не переставал повторять это каждый раз при встрече... и нашем общении в сети. Я настолько привык к Иришке, и настолько она стала мне близка, что не мог уже и допустить, что мы не встретимся. А спасали меня лишь многочисленные фото, где я мог на неё смотреть часами, словно на диво, подобное инопланетянке. Я глядел и не мог налюбоваться этой гарной дивчиной, всё читая и перечитывая строки её сообщений.
Мы никого и ничего не замечали: ни на сайте, ни в жизни. Мы были с ней одни во всей Вселенной. Мы были поглощены друг другом и никакой меж нами игры или фальши не было и не могло быть. Я любил.
Она спасала меня.
Я спасал её...
Находясь в зрелом уже возрасте, я влюблён был, аки пацан, не допуская и в мыслях какого-либо обмана по отношению к этой раскрасавице. Сложилось полное взаимопонимание в наших отношениях. Не мог иначе думать, кажется, и этот далёкий мой Ангел, ибо я видел, что подружке по интернету были приятны мои искренние душевные излияния; она радовалась тому, что вновь любима... Да и о каком её безразличии ко мне можно было говорить, нежели Ира собралась навестить меня, чёрт-те где, не помышляя о каких-либо непредвиденных трудностях ни в пути, ни по приезду в этот степной наш край — Заволжье.
Мы помогали друг другу выбираться из этой ямы — депрессии. Мы никому не доверяли в сети, ни к кому и не привязывались. Нас тянуло лишь друг к другу. Одно время я разуверился в том, что Иришка приедет, но всё же надеялся и сомневался; сомневался и надеялся.

Усталые глаза вновь смотрят в монитор. Я читаю строки сообщений и мысленно рисую её образ, расписываю до секунд нашу встречу, слышу голос в телефоне и чувствую мягкость жаждущих поцелуев алых сочных губ, шепчущие тайные слова нас, влюблённых друг в друга — заговорщиков.
Я уже начинал теряться: во времени и в пространстве, ибо всё для меня было так непривычно... и даже дико. Чей не юнец — играть в любовь. А вдруг, да всё не так пойдёт, не по сценарию, а вдруг, не ту я себе нарисовал, которая едет на свидание ко мне.
А вдруг, да в чём-то ошибся.
Но с каждым днём мы становились всё ближе и ближе назло тому расстоянию, разделяющему нас. Видимо… и я в полной мере не познал истинной любви, а может, когда-то и кого-то просто недолюбил. Я уже мысленно гладил её чёрные, как смоль, волосы, целовал милые губки, плечи, манящие груди, всю, такую милую... всю, такую желанную, и неотразимую фрау. В шляпке.

А интересна всё же жизнь...

Судьба может свести людей где угодно, как угодно и с кем угодно. Но вот, и я уже перестал сомневаться, что нашим жаждущим встречи телам, что-то или кто-то может помешать и слиться... воедино.

А желание с каждым днём всё нарастало и нарастало, и я уже чувствовал тепло её нежного стана, прижимающегося ко мне всё ближе... и ближе. Нет, мы конечно будем вместе. Нет, они непременно сольются в экстазе, ибо я того хочу, ибо мы того желаем. И никто нам в том не сможет помешать, ибо мы долго этого момента ждали.
А ведь женщин и в городе хватает, но Ира едет ко мне, издалека, оставив сына и супруга, который, по моему убеждению, верно, надоел ей... и даже если он замечательный человек, но это уже была, видимо, несколько поднадоевшая личность. Было бы по-иному, то на такой дерзкий и решительный шаг мало бы кто и согласился.

Что такое могло случиться с этой фрау, что такое с ней могло произойти, чтобы так, вдруг, резко сорваться с насиженного места и так неучтиво обойдясь с супругом, бежать из дома, бежать от семьи, бежать от самой себя, чёрт-те... куда — на край Света.

Хотя, со слов Иры, у них и квартира, что крепость, где они, конечно, не существуют, а прекрасно живут... и живут: в достатке, и комфорте, проводя всё своё свободное время лишь на даче и чувствуя себя именно там комфортнее всего. Но ведь предо мной на фото красавица, которая могла не мчаться безоглядно ко мне, а при желании, позволить себе всё, что могло скрасить её жизнь и в своём городе, заведя, к примеру, знакомство и там. Скажем: на работе.
На стороне.
Тем паче... занимая должность судьи. А почему, собственно и нет.
Ведь жизнь отсчитывает годы и каждая женщина становится всё старше и старше, никак, при том, не молодея. Да, к чёртовой матери, эти: мораль и условности, с которыми мы рождены. К чёрту и ту нравственность, которую мы впитали с молоком матери.

Ведь жизнь одна, и она так коротка.
Так... почему бы, чёрт возьми, прекрасно не отдохнуть от этого, да пусть и — не супостата... да хоть и — не тирана-супруга, да пусть, скажем — и не деспота, живущего по своим правилам и законам.
А если ещё выдастся и бешеный день, на бешеной неделе, да в бешеном году, который не даёт времени на личную свободу. Общение. А можно ли реально найти интересного и симпатичного твоей жгучей южной натуре: друга для физической и душевной близости, удовлетворения той рвущейся наружу — дикой женской страсти и животной похоти.
А почему бы и нет... имея положение в обществе. И чем выше это положение, чем проще сбыться: и ночным грёзам, и беззастенчивым мечтам, и сексуальным фантазиям.
Женщин то много, и все они, конечно, разные.
Настолько разные, что и не описать, и все, как мне думается, в поиске. А почему бы и не найти ту — свою новую страсть. Кто-то же плюёт на правила приличия и законы общежития, находя свою судьбу, и становясь безумно, при этом, счастливой. К чему тогда эти, никому ненужные скромность и сдержанность. К чему, чёрт бери, эта пристойность или излишняя конфузливость, коль душа кричит и пульсирующая под бешенным давлением кровь готова рвать вены от возбуждения — в клочья.
В лоскуты.
И никто... тем мадемуазель или мадам в том мешать или перечить не может, так как и фройляйн, и фрау нуждаются, иногда, в личной свободе, как они того сами желают. А кому из них, скажите, нужна эта женская неудовлетворённость и эта постность.
Чей не служки в церкви... со свечами, ибо у каждой из них своя судьба... и характер.
И как бы вы, братцы, не хотели, как бы вы, молодцы, не препятствовали девчушке или женщине в том — не поможет.
Изменит.
Не предотвратить вам того, что должно быть, что должно случиться, ибо то, что задумала та нежная личность: в бигуди и на высоком каблуке, то непременно свершится. Вам её не остановить на полпути; не запретить ей любить; не ограничить ей кем-то увлечься.
Это врождённое... и сугубо индивидуальное — женское начало.
Это её девичье чувство, эта её женская плоть, зависящая от всего окружающего и влияющего на них — от взгляда и запаха, от сладостной речи и симпатии мужчины, и ещё многого... многого другого, о чём и догадаться то нам, друзья, трудно.
А супротив необходимости в физической своей близости дамочка не пойдёт, и то, что захочется ей реализовать задуманное в этот период жизни, требует выхода. Естественно, что для любой женщины возникает желание найти вожделенный объект своей страсти в удобное для неё время. А где найти, если ты практически заперта в этой, пусть даже и — золотой клетке...
А кто поймёт тебя, к примеру, именно сейчас, когда тебе всё и вся опротивело.
А никто...

Супругу же, гляди, бурно проведшему свою молодость — в пьянке и разврате, а теперь, вишь ли, ставшему чуть ли не идеалом супружеской верности в глазах родственников, ни до чего, да и глубоко на всё наплевать. А в подслеповатых окулярах соседей... её супружник, естественно: и добытчик, и хлопотун, и даже Кентавр, по полной программе: и осчастлививший жену, и обустроивший их семейное гнездо.
Но супруге ли не знать его постоянной, после всех пошлых поступков, боязни, дабы его птичка-красотка — не порхнула от него, к чёртовой матери, да не улетела в другое родовое гнёздышко.
Туда, где и думать то ни о чём не надобно... и ни в чём не нуждаться.
Здесь уж… не можно, а нужно молчать, что пусть даже ревность распирает и давит тяжким бременем на тебя. Туточки уж надобно хитрым лисом быть, дабы супруга не вздумала ворошить и напоминать: былые его забавы, измены и пьяные гадости — в прошлом.
Где и увидишь что-то похожее на девичий или женский блуд, да закроешь глаза на то, будто разом на оба глаза ослеп, так как самим Господом он целован в темечко... и награждён таким Небесным Созданием — неземной красоты, неотразимой во всех отношениях. Словно... и не с этой она вовсе планеты, совершенно не имеющей никаких телесных и душевных изъянов.

Удивительно, что происходит с мужчиной, когда он становится женщине больше другом, родственником и отцом, нежели мужем. Кому-то может и нравиться такое житие, но не всем и, тем более — не солнечной Иришке!
В моё влюблённое сознание сразу проник светлый её образ, да так там и остался.
Навсегда.
Я жил лишь желанием встречи с этой красавицей, этим чудным Существом, чтоб тёплым вечером в осеннем парке, взявшись за руки, бродить и бродить... именно, с нею, говорить и говорить... о том, что нас обоих увлекает и интересует. А ведь у нас с нею много общего...
Я признался ей, что полюбил и не стеснялся своих чувств; ведь так оно на самом деле и было. Я любил. Да и как скрыть можно это чувство от балованной дамочки за сорок. Много лишь возникало вопросов...

И за те две, следующие недели нежности и благодати, я понял, что значит быть счастливым и это, верно, были лучшие дни всей моей жизни...

А вот и пустынный перрон вокзала в ночи. Вот и подошедший с запада поезд. Вот и вагон, и выходит она — Красота. Я взволнован, меня начинает знобить, колотить... трясти.
Мы медленно сближаемся... шаг, два, десять.
Стеснительное прикосновение наших рук, губ, щёк. Невнятное приветствие, и мы уже едем ко мне. От Иры исходит какой-то необычайный магнетизм. Она окружена биополем, которое просто тянуло, притягивало к ней.
И, наконец, мы в квартире... Наедине. Чувствуется взаимная неловкость, стеснение, какая-то непонятная стыдливость.
Я прошу разрешения — поцеловать её.
Иришка позволяет.
Она — притягательна; я робко обнимаю берёзовый её стан, хрупкую фигуру и следует первый наш... и такой долгожданный поцелуй.
— О, Боже! Как сочны и прелестны её губки. А какой мистический томный... тонкий... аромат. О, Господи! Какая сладость, хрупкость, нежность.

Уже и стол накрыт... и ломится от всевозможных яств, в том числе, от привезённых издалека иноземных даров, коими Ира меня с радостью угощает, и звучат тосты: «За встречу! За любовь! За детей!»...
Мы начали с привезённого ею, знаменитого коньяка. Вот он, любовный басурманский напиток, а рядом с ним: разнообразных сортов вина, заготовленные мной к её приезду. Вот оно, первое и единственное наше знакомство, этот прекрасный миг: слабости и нежности, страсти и любви. Нет, не во сне и, не в сети паутины интернета. Наяву. Вот она: далёкая и долгожданная моя красава-подружка.
Но мне ли до угощений... когда рядом это чудное Небесное Созданье.
Я очарован красотой этой милой барышни и всё не могу на неё наглядеться Сразу замечаю, что не нужны ей лишние заигрывания; не присущи женские ухищрения и кокетство, чрезмерное увлечение косметикой или следование моде. Её чувственность я ощущал на подсознательном уровне. Она была для меня такой ненаглядной и желанной... чем кто и когда-либо.

И вот она — наша первая ночь-блудница.
При падающем от фонаря с улицы свете, мы готовы были погасить наш пыл любви, неутолённый огромным расстоянием. И когда Иришка лишь касалась меня, то я не находил себе места. Когда же я прикасался к трепетной её груди, то чувствовал пульс бьющегося сердца, я ощущал, как пульсировала кровь в моих венах, готовых с треском лопнуть от перенапряжения.

И это, нежное Создание, творило любовь. Она тянулась ко мне, как стебелёк растения тянется к Солнцу. При наших фривольных позах можно было чувствовать, что мы стремились — к обладанию друг друга.
Мы слишком долго ждали этого момента.
Её манящие грудки под белоснежным свитером лёгкостью своею касались меня, и я, обнимая, ласкал её... ласкал. Она даже смеялась эротическим смехом, доставлявший нам обоим удовольствие. Я чувствовал смех её тела, ласкаемого целым миром.
То, что происходило в зелёных глазах Иры, было лихорадочным, обжигающим, что смотря в них, я получал тот самый эротический ответ, которого я от неё и ждал все эти долгие месяцы знакомства и общения в интернете.
Огонь глаз её мгновенно зажигал меня с ног до головы. Бурлила кровь и казалось, что я должен был: рвать и метать... рвать и метать, но я всё не верил этой сказке.

Никогда не думал, что женщина может быть так совершенна... Ещё до того, как я видел её лицо или глаза, я уже начинал идти за ней, будто она оставляла после себя: природный, звериный и такой манящий запах женской плоти, влекущий и зовущий к себе. Она вызывала столь сильное половое влечение и желание, что могла в любой момент привести мою жаждущую того плоть к удовлетворению... оргазму.

Наконец, прижимаясь телами и целуя друг друга, мы входим в зал.

Первое же противление моим ласкам было вызвано некой робостью, застенчивостью и ненужной нам, притворной стыдливостью.
Конфузливостью.
Но вот... красотка, уже вооружённая загадочной улыбкой, пряча глаза, поспешно сбрасывает с себя красивое нижнее бельё. Видя эту ослепительную нагую красоту, я рву на себе рубашку, к чёрту... и одежду и, мы бросаемся в ложе, обоюдно лаская трепещущие в истоме и расслабленности голые наши тела. Совершенно раскованные, мы сливаемся телами в единое целое, удовлетворённые такой долгожданной нашей встречей, испытывая и безумное желание... и пламенную страсть.
И только она нами руководит.
Да, уж... Это была соблазнительная, сексапильная, сексуальная и очень страстная натура, пред которой я благоговел, и был не в силах противостоять её неотразимому обаянию и трогательной женственности. Но приходилось с этим желанным мне Созданием быть нежным, терпеливым и особенно чутким, как и должно быть с жаждущими друг друга... любовниками — во время интимной близости.
Всё, что нас сближало, приносило... ранее неизведанное: негу, наслаждение, упоение и сладострастье. Всё совершенно естественно и так нам было необходимо: забыться и забыть всё на Свете, а только предаваться греховной близости и любви, всецело наслаждаясь ими.

Однако... Каких бы порывов страсти ни было меж нами во время сексуальных ласк, я от Иришки не слышал признания в любви, но не замечал я и каких-то ханжеских взглядов с её стороны, считая всё это тогда вполне уместным.
Мы предавались страсти... любви и всё не могли никак насытиться.
У моей ненаглядной не нужно было искать каких-либо эрогенных зон, ибо она вся... во всей своей целостности и свойственным только ей благоуханием, представляла одну эрогенную зону, непроизвольно привлекая и заманивая к себе своей: томностью и теплотой, нежностью и бархатностью. Я не видел перед собой опытной женщины за сорок, я видел пред собою страстную, изголодавшуюся по большой любви: милую, красивую и очаровательную девчонку.
Да... Её достаточно было лишь увидеть обнажённой и всё... пропал.
Ты уже в мире грёз и любви.

Когда же это неудовлетворённое божественное Писание непроизвольно и случайно касалась меня, я видел, как она трепетала, какое это ей доставляло: удовольствие и драйв, восторг и блаженство.
Как же я целовал эти прекрасные нераскрывшиеся бутоны наливных её сосков. Я видел, что целуя и покусывая их, доставляю своей возлюбленной ни с чем несравнимое наслаждение. Мои пальцы так и бегали по её упругому телу, пробуждая и вызывая и ответную реакцию... и взаимное желание.
Я непрерывно целовал её сочные губки, тонкую шейку, проникая языком в ушки; целовал привлекательные и такие манящие грудки. А сползая вниз, целовал упругий живот, милые и нежные вокруг него складочки, целуя тело всё ниже... ниже.
Я целовал её всю... всю.
Минуты скованности уже давно миновали. Мы были раскрепощены, а наши тела расслаблены, ибо половое влечение совсем затмило наш разум.
Она отвечала мне тем же, заводя меня. Заводилась и сама... до безумства. В порыве страсти она непроизвольно царапала моё тело, впиваясь всем своим маникюром в изнеженную мою спину. Когда же я проникал в её святая святых, то вздыхая, она прерывисто постанывала... стонала, а потом, затаив дыхание, до крови кусала мочки ушей... мои руки, плечи.
Грудь.

Я не ожидал такого вожделения, ненасытности и... женского наслажденья. Своими ласками и стимуляцией моих органов, Иришка доводила кровь мою — до кипения... Нашему дикому желанию не было ограничений, не было границ. Она, сползая с меня, уже целовала живот и её горячие губки я ощущал всё ниже... ниже.
— О! Страстная моя девочка! Этому безумству нет предела! - шептал я в ночи. — О, Господи! Какое же это было наслаждение! Блаженство! Счастье!
Я видел... я чувствовал... это змеиное нежное жало, этот, скользящий по моему телу, кончик играющего озорного её язычка. Остроту зубов. И эти сладкие поцелуи... поцелуи... ниже... ниже...
И вот, уже... моя ненаглядная медленно ложится на меня и я мерно, неторопливо и плавно вхожу в неё. Она всю инициативу берёт на себя, делая что-то невообразимое... что нам обоим доставляет несказанное удовольствие. Склоняясь, она покусывает, кусает мою грудь, соски... и каждый укус, и всякий её жест — эти телодвижения дикой искусной змеи, которая извиваясь, вибрировала: и подле меня, и подо мной и... на мне.
Нам до неприличия было хорошо.
Вместе...
Она возбуждала ещё более меня, кода я вновь целовал её грудки, прикусывая соски. И это уже была не малоопытная девочка, а дикая пантера: с гибкими, плавными, необычайными жестами... и ненасытными движениями. Она наклонялась, целовала, откидывала голову и меняя позу, уводила тело влево... вправо, назад... вперёд. И вновь...
И опять...
Она совершала такие смелые, энергичные и динамичные телодвижения неимоверной амплитуды и частоты, что я вновь самовозгорался от пламени, жара, огня и, доселе неведомой мне животной её страсти.

Мы не могли насладиться нашей близостью, обоюдным диким желанием и жадностью, с которой съедают первую на грядке клубничку. В Иришке было такое бешеное, первобытное, дьявольское изящество, что мы оба замирали на некоторое время, испытывая внутреннее тепло, чувствуя увеличившиеся внутренние... уже влажные органы.
Вновь и вновь мы продолжали сливаться... в зверском экстазе.
И когда я брал в руку её грудь, целовал и прикусывал нежный сосок, она прогибалась своим шальным телом назад; напрягалась, покачивая бёдрами, сжимала мои органы, вибрируя словно гибкая горная лань... И мы с негромкими вскриками вместе заканчивали... такой приятный и такой вожделенный акт.
Кровь бешено пульсировала по венам. Я видел усладу и упоение на милом личике уже моей и, уже родной девочки.

И склонившись надо мною, касаясь целованными грудками моей груди, только и шептала.
— Милый мой, ми-лый! - слышалось в ночи.
Что может быть прекрасней того, что я видел,что я слышал, что я ощущал, что мы с ней, вообще, испытывали.
Она лежала на мне и так не хотелось её отпускать. Я не хотел, чтобы Ира уходила и желал, чтобы ещё длительное время наши тела так и находились в сплетении. Этого же хотела и моя любимая.
Затем, положив головку на подушку, она нежилась, удовлетворённая нашей долгой близостью, а я смотрел на её сексуальное тело и не мог на то диво природы насмотреться. В это время мне хотелось вновь и вновь ласкать её, как ребёнка, и шептать нежные, ласковые, тёплые для моей гостьи слова.
Меня охватывала какая-то безграничная нежность к Иришке: такой спокойной, умиротворённой и удовлетворённой девчушке. Думал ли я раньше, что способен на такое к ней нежное и родственное чувство.
Затем... обнажённым, я садился рядом, обнимая несколько уставшее её тело; а прижимаясь друг к другу, мы лежали, а я всё повторял обращённые Ире слова любви. Только тогда мы приходили в себя.
В чувство.
Она погружалась в сон... Мы, словно птицы, парили где-то высоко... высоко. В Небесах. Она, словно Полярная звезда — сверкала предо мною. Звучала музыка. Лена Ваенга пела нам песню... а в душе нам альт играл с клавиром.
Покой.
Сладкая мука...
Раскованность и, сладкая нега... Пьяное сердце...
Счастье...

— Милый мой! Ми-лый! - шептала и шептала она.
Оргазм разряжал взведённые за день, за вечер, за год... наши эмоции, и только умиротворённое чувство успокоения и спокойствия поглощали наши измученные долгим ожиданием встречи тела.
И вот мы уже живём друг другом.
Опять я в ложе приносил вино и фрукты, и мы смаковали ароматный молдавский божественный напиток, который только нежил наш организм, наши сердца, наши души.
При всей внешней небесной красоте, Иришке был свойственен: шарм, изюминка и некая загадочность.
Она была очень остроумна. Тонкий аналитический склад ума. Эта жгучая иностранка, прекрасно понимая мои мужские слабости, умело играла на них. И если она начинала смеяться и заговаривать со мной бархатным голоском, то у меня сердце замирало и уже тесные плавки, будто ураганом срывало с тела. И мы вновь и вновь... бросались в адские объятия друг друга.
Мы не могли насладиться... Мы, действительно, в этой жизни... с ней недолюбили.
Вот я уже разминаю мышцы её тела, подарившего мне эти сладостные минуты, игриво делаю медовый массаж, и каждое прикосновение к такому нежному, желанному телу, приводит к трепету и возбуждению всех моих чувственных органов.

— Господи! Наградил же эту милую дивчину: красотой и умом, фантазией и рассудительностью...

Так текли минуты, часы, дни, вино лилось рекой, мы блаженствовали на этой квартирке, которая стала нам уютным и комфортным жильём. Мало мы радовали глаз местного жителя своим выходом в свет. Нам было необходимо уединение, нам нравилось заниматься любовью в любое время суток, нам было вместе просто очень хорошо. Наши тела наслаждались и насыщались, и мы с удовольствием дарили друг другу наслаждение, получая полное удовлетворение своей неудержимой страсти.
И это было самое прекрасное для нас время.

Но всему приходит конец...

Ира должна была возвращаться к семье, да и разве могло быть иначе. Как никогда в жизни, мне было тяжело с ней расставаться, но я не хотел бы судьбы иной.
Так... венцом переживаний была эта единственная таинственная наша с ней встреча, которая расставила всё на свои места, ибо я был счастлив это непродолжительное время, пусть даже и не повторится она более. Уколом в сердце мне казался тот момент расставания с Иришкой, когда ком клокотал в гортани, но Иришка была моим счастьем и наградой в конце жизненного пути.
И вот звучат финальные аккорды, прощальный вечер, прощальные поцелуи, прощальные слова. Молодость уходила с той же скоростью, с какой приходила старость, а поэтому разницы не существовало. Когда ты молод, ты ещё не стар, когда ты стар, ты уже не молод.
И эти объекты никогда не пересекаются...
Во время пребывания Иришки на курорте, мне завидовали друзья, желая с нею познакомиться, и тогда я понял, что не может эта Красота принадлежать одному мужчине.
Нет-нет... нельзя было завидовать и её супругу. Терпения ему надо только желать и выдержки, ибо этот персонаж обречён — вечно видеть, как пялятся... как пожирают похотливые и наглые мужские окуляры его жену-красотку, раздевая донага его женщину везде и всегда, где бы она ни появлялась.
А кто выдюжит... ежечасно выглядывать в окно, ожидая её приезда, её возвращения...

И, надо сказать, средь таких женщин мало найдём мы порядочных. Да как же им таковыми быть, нежели с детства этим куколкам внушают, что она… идеал, что она — вершина совершенства и счастье и награда, что только поманят кого-то пальчиком, так тот и будет у её ног. Ладно, все тут так рассуждаем, став взрослыми, всё то мы знаем…
Но нет, не такова была моя любимая птичка...
Не такова.
Знаем и то, что противоположностью одиночеству является не совместная жизнь, а душевная близость любящих, так и мы были с ней телесно и душевно близки.

И вот моя Иришка уехала...
Какой я рисовал и выдумал эту девочку, такой она и оказалась — и немного белой, и немного пушистой, и мягкой. То прекрасное Создание, которое я полюбил и никогда, конечно, её не смогу забыть.
Нет, слишком я радужную картину нарисовал, нужно ли хоть чем-то дополнить этот сценарий.
Главного я, конечно, не сказал, что при всём уважении и привязанности ко мне — это милое Создание меня так и не полюбила, но я никакой холодности по отношению ко мне и моим искренним чувствам не заметил или не хотел то замечать.
И я был ей очень благодарен, ибо Ира одарила меня тем, чего я был лишён последнее время. Она дала мне импульс — к жизни. Она сделала меня самым счастливым человеком на земле.
Я счастлив, а потому готов любить вновь и вновь... снова и снова... Я её любил и боготворил, пожелав Иришке всего самого светлого в её жизни, ибо мне никогда не забыть тех дней, которые мы провели вместе, не забыть тех счастливых минут, когда я просто парил вместе с ней в Небесах, как птица.
Не забыть мне и полного удовлетворения, которое я получил от неё — от ей нежных ласк, от горячих поцелуев и безграничной сексуальности, которая просто хлестала через край.
Нет, мне ли о чём-то жалеть.
Эта безграничная радость блаженства в конце жизненного пути с красоты неземной дивчиной — сохранится в моём сердце навсегда.

Ладно... Всё! Конец романа. У других он, верно, длится куда дольше: и на двадцати, и на ста, и на десятках тысяч страниц. Ага... мелким почерком. А у нас с Иришкой был он так короток. Такой короткий, хотя вспомнить и возбудиться... есть отчего.
А сюжет для фильма, видите ль, мне и самому пришёлся по нраву.
Категория: "Метла" | Просмотров: 2774 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 361 2 3 4 »
36 Levichev   (2015-Мар-30 01:34)
http://my.mail.ru/communi....F8821D4

Veronika Evleni      29-03-2015 22:58 Re: Моя Любовь
Никто не знает когда наступит конец жизненного пути, а посему радуйтесь жизни и находите в ней то, от чего светлеет  душа и поет сердце...

35 Levichev   (2015-Мар-29 10:41)
http://my.mail.ru/my/dialogues/567604270
Veronika Evleni 28.03.2014 г.

Прочла вашу Любовь. Написано отлично, откровенно, без какого либо стыда. Это замечательно. Я думаю, любой человек, будь это женщина или мужчина, испытавшие столь потрясающие чувства влюблённости и желания быть в близости такой, которая скажем, просто сносит голову обоим, поймёт это интимное состояние двух душ. Про других людей, не говорю, им просто здесь нет места. Я знаю таких женщин, как ваша Ирина, это Бог пометил их особой сексуальностью, они совсем не порочны и я никогда таких не осуждаю, по собственным причинам. Таких женщин надо любить и принимать их с их достоинствами и с их недостатками. Люди все очень разные и природа их наградила кого огнём, кого равнодушным холодком или просто обыкновенной способностью с совокуплению. Вот отсюда можно делать вывод у кого какая семья. Есть понятие совместимости или отсутствия таковой у мужчины с женщиной и наоборот. Если бы молодость могла умно выбирать, то вероятно более счастливых семейных пар было бы больше. Хотя есть ещё прекрасный возраст, называемый вторая молодость, вот тут люди находят то, что не удалось в молодости. И потом встреча только для постели, это ещё не значит, что желанная женщина - тот рай, так же как и мужчина. Увы! Рядом идёт ещё обычная бытовая жизнь. Вот здесь должна быть особая гармония, которая и будет называться - Счастьем. Это тема большая. Необузданное желание и страсть быть в постели с женщиной или с мужчиной – это кратковременное, потрясающее состояние. Если не повезло в жизни, так испытать подобное равносильно Счастью и оставить в памяти на всю оставшуюся жизнь.

34 Levichev   (2015-Мар-29 10:34)
http://my.mail.ru/communi....30CB80B
Галина Вечерка      29-03-2015 07:01 Re: Моя Любовь

Банально,но "Любви все возрасты покорны"

33 Levichev   (2013-Авг-12 13:24)
http://my.mail.ru/communi....D907618
Юрий Ермолаев      12-08-2013 11:47 Re: Моя Любовь
Слишком мало - сказать «Прости»,
Слишком много - ответить «Прощаю»,
Слишком глупо просить «Не грусти»,
И нечестно совсем - «Обещаю»,
Безнадежно звучит «Я был должен…»,
И обманчиво - «Знаешь, я тоже…»,
Непонятно - «Я думал, мы сможем…»,
Как-то робко совсем - «Быть может…»,
Проникновенно - «Сказать я хочу…»,
И с надеждой - «Не стоит, может…»,
И нежданно - «Тебя все люблю…»,
И печально - «И я тебя тоже…»,
Грустно - «Часто тебя вспоминаю…»,
И с печалью в глазах - «Я знаю»,
И вздыхая - «Мне сны снятся…»,
И в ответ - «В них тебя обнимаю…»,
Твердо - «Я во всем виноват…»,
Со слезами - «Не стоит, мы оба…»,
Горько - «Как вернуть все назад?»,
Плача - «Если бы знала, давно бы…»,
Нежно за руки взяв - «Прости…»,
Губ коснувшись слегка - «Я прощаю…»,
Крепко-крепко обняв - «Не грусти»,
И поддавшись - «Я обещаю…»,
Очень страшно услышать «Пора…»,
Слишком сложно ответить «Мне тоже…»,
И наивно - «Мы встретимся вновь?…»,
И жестоко ответить «Быть может…»,
Слишком мало - сказать «Прости»,
Слишком много - ответить «Прощаю»,
Очень страшно сказать «Отпусти…»,
Невозможно сказать «Отпускаю
Вы правы...все это тяжело...
Но выход есть.Я был в депрессии.
Теперь ее нет.Слава Богу!
А состояние это называется "некамененное нечувствие".
Оно излечимо...

32 Levichev   (2013-Июн-27 18:30)
https://e.mail.ru/cgi-bin....0000978
Галла, 27-06-2013 15:57-Тема:  Моя любовь
Рассказ понравился. Бывает одна встреча ,а запоминается на всю оставшуюся жизнь...Браво Сергей !!!

31 Levichev   (2013-Май-29 20:30)
http://my.mail.ru/communi....3E53ADF
Сказочный Принц      29-05-2013 19:03   Re: Моя Любовь
Оказывается, виртуальная любовь иногда имеет продолжение в реальности? Это ваш личный опыт или художественный вымысел???

30 Levichev   (2013-Май-26 13:25)
https://e.mail.ru/cgi-bin....0000420
Фандера З, 26-05-2013 11:23
Тема:  Re: Моя Любовь
Живи и дальше.. Спасибо за крик души!

29 Levichev   (2013-Май-25 17:54)
http://my.mail.ru/communi....810E06C
(С) Вета      25-05-2013 16:39-Re: Моя ЛюбовьКрасиво...

Как в РАЮ...

Любовь к фантазии, к ДУШЕ..., но ведь это , действительно, НЕЗЕМНАЯ любовь...

Можно ли восхищаться человеком вечно? В фантазиях, скорее всего да, а вот к реальному человеку, вряд ли... 

Все равно КРАСИВО.

28 Levichev   (2013-Май-25 11:37)
https://e.mail.ru/cgi-bin....0000101
 *****Галя*****, 18-05-2013 23:08-Тема:  Re: Моя Любовь
Да, я прочитала!!! И что??? Значит так и ездят многие женщины, оставив своих детей и мужей по адресатам сайтовских знакомств, даже не полюбив!!!??? А Вы??? Значит и Вы готовы встречаться со всеми, кто Вам так напишет и пожалуется на свое житье-бытье??? А где же настоящая любовь на годы... на времена???

27 Levichev   (2013-Май-25 11:35)
http://my.mail.ru/communi....3C08948
MARI Снигирева 19-05-2013 09:31-Re: Моя Любовь
А зачем Вы и комменты сюда вставили ? Штобы мы правильно среагировали на Ваш рассказ ? 
Асилила, хотя длинные тексты не читаю обычно. Наверное. повелась на тему инетзнакомства. Чешую Вы написали, милый афтор. Неее...про эмоции и ощущения через монитор - вполне достоверно. Все остальное - лажня и бред. Что-то кажется, что сюжет вполне автобиографичен. Такие, как Вы, получаете наслаждение от собственной писанины - графоманы, тэкссказать, Сам пишу - сам тащусь. И не нужна Вам хорошая, настоящая, нежная, а главное - свободная женщина. Радуйтесь, пока на Вас еще ведутся красотки " ирочки ". Серьезные встречи ,через инет ,происходят по-другому. У вас она произошла так, как и должна была произойти - на съемной квартире. И этим многое, если не все, сказано. 
ПыСы.Тока не надо за меня домысливать ( Вы же это умеете, сами признались ) , что я - старая, одинокая , никому не нужная тетка. 
Кста...пишИте покороче. Множество ненужных деталей и повторений текст не красят.

1-10 11-20 21-30 31-36
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]