Главная » 2011 » Июнь » 11 » Конец Света
13:17
Конец Света
«У человека в душе дыра размером с Бога, и каждый заполняет её, как может». — Жан-Поль Сартр.

В жизни каждой женщины, – как высказался как-то Роберт Лембке, – есмь двое главных мужчин — это тот, за которого она вышла замуж, и тот, за которого она не вышла, но всю жизнь поддерживает с ним отношения. И не только, верно, соседские… И не только, поди, дружеские. Разум к нашим мадемуазель приходит с годами, когда они, наконец, взрослеют, обучаясь с опытными вьюношами неким: знаниям, навыкам, сноровке и искусству любви, становясь чувственными, плотоядными мадамами, подготовленными к семейным отношениям.

— А вы когда-либо ожидали Конца Света, апокалипсиса или философствуя, скажем так, по-иному — светопреставления?

— Нет… Так и я, вроде как, никогда не ждал подобного, но на всякий случай… подготовившись, рванул в курортную зону.

— Спросите почему… Хотя ни для кого из нас не секрет, что женская красота, нежность и их сексуальность — это страшная сила!

— Всё-таки объясню… что всем может сгодиться. Грешно, право, говорить и делиться своими мыслями о Конце Света. Но и вам, граждане, надлежит прочесть о сторонних наблюдениях, которые мне пришлось испытать в последний день существования нашего Мироздания.

Ну да, скажите абсурд! Но из Ветхого Завета всем нам известно: «Человек располагает, а Господь Бог предполагает!»…

Итак… я начинаю, а вы хотите — верьте, не хотите — не читайте. Я же, как заслышал голоса с Небес, что на нашей Земле остаются только избранные для продолжения рода человеческого, так и решил, не отбывая за кордон, любым способом попасть в льготный список, дабы ещё, да хошь бы… в качестве волонтёра, последний раз пройтись — по табуну. А почему, собственно… и нет — для чего же тогда закреплён один из основополагающих в конституции тезисов, который мы, раз за разом, видим на предвыборных лозунгах на каждом, вишь ли, новом витке общественно-исторического процесса развития общества: «Каждому из нас — по способностям! Каждому — по потребностям!»…

— А кому, – думаю, – приспичило — таки пусть плывут в ковчеге… в Новый Мир и канут в Неизвестность, но ради Христа — без меня… только без меня. Не надо мне распрекрасного, совсем неведомого и далёкого. Мне бы, скажем… чего проще, побольше, но земного. Нежели кому непонятно, так о «синице» я, о «синице в своих руках»… но никак не о неком «журавле»… в небе. Ага, так оно и есмь! <...>

Перво-наперво… стал я с самих первомайских праздников следить, что же предпринимают наши местные проповедники, эти хреновы — праведники о кончине Жизни на нашей планете, эти свидетели Иеговы, которые, верно, всё о том конце знают, ибо каждую ночь на картах фабрики: «Клары-большевички» гадают, молятся и, непременно… в полнолуние, когда петухи, срываясь с нашестей, начинают горлопанить с перепуга, аки умалишённые. А за ними тогда и собаки начинают завывать на цепи, обратив томный свой взор вверх — к Луне.

Тоска хлестала по душе моей — сиротинушке, так как своё внимание я бросил на выходки баптистов и их собратьев-молокан. Ведь я же видел самолично, что они ещё в прошлом году молочко с головок мака в палисадниках граждан собирали. Страдая памятью аквариумных рыбок и, производя очередной финт ушами, те начинали летать, напевая по-басурмански при тлящейся в ночи лучине — о Конце Света: «Здравствуй кислород в каждой моей клетке!»… И граждане с товарищами подхватывали, и народ с людом расейским исполняли.

По слухам моей, на один орган прихворнувшей соседки — проповедовали постоянно они о Конце. Она, правда, не слыхивала — о каком именно, но ни днём… ни ночью «конец» не сходил с её уст и языка. Ага… Наградит же Господь таких глупеньких ушами, которые совсем не улавливают сторонних звуков. Ведь такого от них наслушаешься — мама не горюй. Приврут с три короба и всё передадут в таких радужных тонах и ярчайших красках, что и художникам средневековья любого вида и жанра для холстины никак, знаете, было не подобрать. <...>
А моё зоркое око сразу усмотрело, что Конец Света не за горами. Гляжу… а эти братья, чёрт бы их побрал, кроме прогнозов своих умопомрачительных, завлекали к себе молодых, красоты неописуемой, девчушек, коим по молодости лет… любая религия была по барабану. Они, со своею корыстолюбивой натурой, охотно принимали заманчивые предложения, соглашаясь куражиться на курорте. <...>

— Не иначе, в Ковчеге им нумера-люкс с хорошими чаевыми были заранее и в дальний путь бронированы! – смело высказался я.

Однако, выражение лиц в преддверии Конца Света у дам, что постарше, было особливо мрачное, будто для них начинался антицеллюлитный или антиклимаксный джихад. Извиняйте-с… вспылил. Конкуренция-с… Надо заметить, что дурака там валяли совсем, ишь, не дураки.

Упёршись кулаком в скулу, я всё соображал, как последние смогли так быстро подобрать себе премилых и прелестных девиц, юбки которых не выдерживали никакой критики и натиска красоты, лопаясь у всех на глазах: не только сбоку, по шву, но и спереди. Всё это возбуждало, вызывая на лицах любвеобильных наших мужичин определённый интерес… вкупе с неподдельным упоением, фурором и экстазом.

В преддверии Конца Света… премиленьких дев на курорте становилось всё больше и больше, чем значилось по списку, да и при встрече они выглядели всё краше и краше, особенно для тех, кто успел напоследок принять во здравие своё и своей спутницы коньячка с сомнительным крестьянским названием: «Три свеклы — килограмм сахара»… Хотелось и мне поскулить кобелём во всю свою лужёную глотку. Ведь тоска уже хватала меня мёртвой хваткой за горло и сдавливала его, словно железным обручем, что и себя хотелось бичевать и клеймить позором.

— Возьмите и меня, – кричу, – я же редкий! Нежели раньше я был молод и красив, то теперь просто красив и скромен — так куда вы свои зенки пялите, бросьте же и на меня свой затуманенный маком взор, да заберите с собою! Девчонки, – ору, – не проходите-таки мимо, ибо дальше мужики ещё хуже меня! Так неужели, мамзель, что позволено Юпитеру, то не позволено быку! – пела душа моя сиротская.
— Ах, так мать вашу, молочную — вот те и братья-молокане! – думал я, матерясь. – Почто же они завлекли в свои сети красоток, конечно — для сексуальных игрищ, конечно же — для продолжения своего рода, конечно — для деторождения себе подобных: молочных братьев и сестёр, вместо возможного отбытия в Ковчеге в Небытие Неземное! Ах, порода ваша молочно-кобелиная! Ах, хамово отродье Калигулы!
— Ах, нутро ваше гнилостное! Я тоже многим уважаемым — есмь брат молочный! Так что негоже открещиваться от меня в сей прощальный день, бо я хочу продолжить свой род! Простите — а кто того не хочет. Но вот вопрос — как мне зарегистрироваться и в ту льготную очередь записаться. Да как можно ближе быть к первым по списку, избранным то. Но там, видите ль, таких, как я, хошь пруд пруди! <...>

Ведь Его Высочеству, Сексу — миллионы лет, а мы не доживаем и до первой сотни. Так почему бы не совершить и мне те последние, но сладострастные гастроли накануне Конца Света, наделив продуктивным качественным семенем близких нам по духу сестриц, оставив после себя красивое, младое и умное племя, совершенно далёкое от этого сброда наркоманов: без Христа в голове и Заповедей Божьих! <...>

Стоя в очереди в УСПН, смотрю — скупают все путёвки на знакомый курорт. Вона морды куда нацелились, вона куда Антихристы решили податься, где пол-Ивана, да пол-Макара бродят, остальные же на колясках рассекают без соблюдения правил коридорного движения. Того и гляди сзади тебя на воздух, в атмосферу, поднимут, а поймать то, конечно — не поймают. А падать то чей не на надувной матрас иль зыбкий батут, а о бетон, поди, и камень, да без подстилки соломы под мою нежность. Вона где они решили вольготно себя прочувствовать в момент Светопредставления... где тем никто и никогда мешать не смеет, так как заняли места, согласно приобретённых ими путёвок. <...>

Я же просто был выбит с колеи — не зная изначально, правильно ль моя карта ляжет в их колоде, к кому попаду — к молодым, здоровым и красотою наделённым девам или проспиртованной мужицкой наркотической братве. Однако… вижу, что никто с того контингента Свет наш Земной покидать вовсе и не собирается. Благо — в самый последний момент мне помогли мои застаревшие связи и я приобрёл уже совсем горящую путёвку… и вперёд за теми сестрами и братьями-авантюристами в путь для меня неведомый и край оченно далёкий. <...>

Но таки почто же я должен быть обречён на безызвестность в нашем будущем Мироздании, распластавшись без дыхания поперёк своего любовного ложа… в одиночестве то. И я решил не изменять себе — и за определённую мзду примкнул к первым вояжёрам, ибо они меня всегда сопровождали по жизни — с пелёнок. Ежели, скажем, ждать наступления Конца от гонца — то вот он — Я! Берите, но только с ними — с девчонками. Без них я кто… Да — никто! Без них я как… Да — никак! Без них куда я… А никуда! Хошь стреляйся, право! <...>

— Логично же — согласитесь. Возникает вопрос — А как же брак... Но ведь какими бы тесными и сплочёнными супружеские узы ни были — так они тяжелы для мужчины, что их можно нести только втроём, а иногда… и вчетвером. Так что зря я иногда наезжал на матёрого, по женской линии, судью — хлюста Карпова, который и нынче помогает дружкам по жизни нести тяжкое бремя их семейной жизни.

Любил и я всегда девиц, но часто их недолюбливал... Просто катастрофически не успевал того я делать, всё стараясь со всеми достроить Чудо-коммуну и достроили было её уже, да только, сменив вывеску, в ней теперь живут одни рыжие Чубайсы — мошенники и иже к ним примкнувшие, да разворовавшие всё плуты. Один народ оказался оболваненным другим, только и склонным — к сосуществованию.

Сразу хочу разочаровать вас, ибо состояние моё на 21 мая 2011 года было таково, что во время вероятного крушения самолёта над Чёрным морем, мой рот таки отказывался принимать жандармский свисток, чтоб отпугивать возможное нападение акул, случайно подплывших к нашему воздушному лайнеру. Моё глупое тело отказывалось принимать любое другое положение, кроме горизонтального. По примеру брата-акробата… хотел было завести ногу за голову, чтобы размять свои мышцы, но у меня не было тех мышц, ибо мешали: и скопившийся за зиму жирок, нервы, да и плотный утренний завтрак. Я хотел жить, но нежели бы пришлось отходить в этот распрекрасный весенний день в Мир Иной, то уходить бы мечтал непременно в движении, а не в позах: рака-отшельника или, скажем, краба-эпилептика. <...>

Так мне стало жалко — до чертей: тихой сапой смотреться в зеркала и видеть самого себя со стороны в положении полусвечи.

Вот в таком миноре, проходя в одну сторону курорта, я видел все признаки — конца Света. Вот, предо мной, поднимается на второй этаж хроменькая на обе ноги красавишна Барби в одежде шахидки и несёт от её шаровар совсем не мимозами. Прибавляя скорость, догоняю её, и слышу вдруг, металлически звучащее раздражение в голосе девицы: «Грёбаный Эверест — кто и придумал то на него карабкаться!»…

— Бог ты мой! – молвил я совершенно спокойно мадмуазель, от которой несло не цветочками. – Если для тебя, красотки, второй этаж — уже Эверест, то тогда какой планетой тебе покажется пятый этаж, если я, допустим, соглашусь пригласить девчонку-кокетку — на чаепитие!

Уловив звенящую ноту протеста в поведении шахидки в отношении моей персоны и глупого для неё замечания, я таки решился изменить маршрут следования к массажистке, выбрав более безопасный для себя путь, перекочевав в другое крыло корпуса. Конец то — концом, но теперь — пусть и взрывает, ибо я, вроде как, стал недосягаем для взрывной волны, которая покорежила бы мой стройный каркас.

Желая обезопасить себя полностью, я порхаю в потогонный кабинет, где массажистка, ещё совсем молодая девица, находится в лёгкой стадии офигения, с выражением на лице: «Я грустная, печальная — любите меня!»… Когда я влетел в кабинет, то она досматривала уже порнофильм «Девичник»… с обманчивой надеждой, что всё у неё, наконец, закончится роскошной свадьбой с её главным героем. <...>

В комнате же психологической разгрузки, принявшая ванну беременная молоденькая девчушка, распласталась в кресле-качалке, поглаживая свой большой живот, ворковала своему дитятке, пребывающему в её утробе: «Отдыхай малышка, бо наш папаша нашёл себе новую работу! Под ним аж — пятьсот душ! И видя на моём лице удивление и внимание к её диалогу… накануне неизвестности, добавляет: «Папку нашего «Единороссы», наконец, пристроили на работу и он, с дипломом инженера, косит траву на лужайках погоста! Так что проживём!»…

— Спи малыш, а вдруг, да и сбудутся наши с тобою мечты — выдадут беременным льготы в Райском Божественном саду! Не на капитал же Государя нам здесь надеяться, которого и хватит лишь тебе на подгузники! Ни к чему нам здесь с тобою прозябать! – заключила она.

Самую страшную угрозу наступления Конца Света я усмотрел тогда, когда подошёл в столовой к столу и завидел в кастрюле непонятную жижу, которую невозможно было разобрать чутким моим органам осязания и обоняния. Ни цвета, ни запаха, да ещё и, словно одеялом, бульон был покрыт сверху жирной плёнкой. Взяв чумичку, и помешав тот супчик, я стал изучать его содержимое. А там: неизвестная мне доселе какая-то дроблёная крупа — в форме твёрдого параллепипеда. Вижу и квашеную капусту… крупного нареза, сморщенную картошку с глазками навыкате, и ещё чего-то много неопознанного. И эту бурду, состоящую, видимо, из отходов недоеденных вчера кем-то обедов, как минимум из трёх блюд, мне и предстояло употребить внутрь, чтоб заправиться перед дальней дорогой — в параллельный мир. Осмотрев второе блюдо — бифштекс с кровью первой группы, я совсем разочаровался, поспешив покинуть тот блок невозможного питания.

— Батюшки! Свят! Свят! Свят! Так сия похлёбка и бифштекс не могут являться кушаньем, не иначе — это и есмь та самая баланда, которую и не каждая скотиняка изволит откушать. Кто же приготовил этот прощальный обед!? Уж, не главврач ли курорта Андрюшка Белый иль его экономка, бывшая телятница — Айша? А не в этой ли столовой наступит Конец Света? – думал я, слушая подташнивающее нутро.

Решил не рисковать. Отходить, так отходить, но таки лучше — натощак. Тогда-то и становится мне и скучно… и грустно.

Выбегаю со столовой, так опять экстремальная ситуация — несётся на меня со скоростью ветра по коридору девица лет осьмнадцати на одном колесе мотоколяски, а второе чертит по стене. Так прочь от неё, прочь — ведь собьёт, к едрене фене, ранее времени, отведённого для прощания с этим Светом. Не увидеть тогда захода Солнца, а не хотелось бы оказаться в кромешной тьме, ужасной вывеской перед другими на лице, где завывал бы: «И чем я, Господи, провинился то пред тобою!?»…

Все почему-то поспешали получить телесное наслаждение: от дев и медового массажа. Все куда-то бежали, все к кому-то торопились.

— Я такая, какая есмь! Кому не нравится — идите все к чёрту! – орала другая наездница на мотоколяске, готовая совершить ДТП в узком коридоре с целью знакомства пред дальней дорогой в Небытие! А сзади на коляске надпись: «Продаю девственность — 20 000 у.е.»…
Подхожу… а в её левом глазу видимый испуг и легко читаемый вопрос: «Не верите, что я девственница?»… И кажет уже правым глазом на заключение о вчерашнем её осмотре в условиях стационара местного курортного ветврача Вован Вовановича.

— Да, верю, верю!.. Как можно тебе не верить, коли ты мотоколяской этой рождена и с неё никогда не выпрыгивала, да она сохраняла и охраняла тебя, верно, до этого последнего майского дня — 2011 года! В принципе, молодайка могла бы и промолчать об этом, если бы у наших женщин в экстремальных условиях и иных определённых ситуациях был, пардоньте, вообще, хотя бы какой-то тормоз!

— О, Святой Аполлинарий!.. А вот, – кричу, – и паспортистки нашего Ершовского РОВД затеяли пред дальнею дорогой распродажу. А так, как они уже давно потеряли честь и совесть в своих апартаментах, которые более подходили для романтических свиданий, нежели для работы, решили быстренько и за разумную мзду изменить в документах пол и возраст лечащихся там граждан, хотя те и другие прекрасно со своей внешностью влились бы в Царство Вечности и Покоя! Увы, уж кто и что, верно, заслужил на нашей бренной, родной земле.

А вот и привлекательная сексапильная блондинка, эта сексуально-дрожащая моя половинка Светлана, с которой хорошо мне было и на этой грешной Земле и я готов был с этим Светом распрощаться, но непременно с нею, если так угодно Господу нашему. Светлана была одинока и также как и я — боялась спать одна. Какова общность нашего положения, какова общность нашего состояния и взаимопонимания накануне Конца Света — и непременно пред загробным миром, когда сразу же мне захотелось уединиться с возлюбленной. В нумерах то.

А к чему испытывать стеснение в груди в этот чрезвычайно-бешеный курортный момент, к чему блюсти нравственность и мораль, о чём затем жалеть придётся на елисейских полях в Преисподней, вспоминая о тех соблазнительных сексуальных моментах и возможностях, которые не следовало упускать ни при каких, даже самых чрезвычайных, обстоятельствах. Я несказанно был рад встрече с очаровательной давней подругой, голодной до мужской ласки, в поддержке которой очень нуждался, ибо вокруг творилось что-то невообразимое.

Наблюдался такой экстрим, словно я находился в свободном падении со второго яруса установленных всюду коек. Дух от наступления Конца Света захватывало, будто мне килограмм сухого льда в плавки засунули, словно огромной сосулькой мне пахали сгоревшую на солнцепёке спину. А в тени на лавочке, будто надсмехаясь надо мной, Карл, с противозачаточной своей внешностью, склонял Клару — к оралу. Вместо лица… я видел у Карла хитрую рожу, высказывающую фразу: «Я вам, раздолбаям, устрою ноне садомазу — Светопредставление!»…

— Скорее малыш в животе соседки моей полетит на Венеру и возвратится назад, чем ты удовлетворишь здесь какую-то даму! – сказал я Карлу с кольцом в ноздре и серьгой в ухе, поспешив ретироваться от того любителя голубого неба.

А вот, не первой свежести и неопределённого возраста, девица с вывеской на груди: «Продаю себя, но оптом и очень дорого, ибо я жадная! Торг уместен. Звонить по телефону: 884564 5-40-34».. Никак, дурёха, простудила голову на сквозняках в полутёмных помещениях курорта ещё царской, романовской застройки, принимая в чистый четверг сероводородную ванну с запахом протухшего яйца… куриного.

— Я тише воды, смешнее травы! – воркует мне чрез заднее ухо массажистка Наташенька. – Возьми меня с собой! На моё возражение и объяснение, что я помолвлен, вдруг, находит свой аргумент. – А давай-ка мы с тобой незаметно уединимся в актовом зале, я твою там спинку расцарапаю, а ты своей Светлане покажешь и мы обязательно будем вместе! – говорила та, не желая покидать этот Мир в одиночестве.

Я понимаю, я прекрасно понимаю. Но мне её жаль, как и многих… многих других, уходящих в неизвестный нам загробный Мир.

— Ха-ха-ха! Наташенька, – говорю, – милая! Какого хрена я в зале забыл, да ещё актовом. (Хорошо, что не в половом!) Я в свитое мной своё любовное гнёздышко тороплюсь к своей желанной и неотразимой и другого мне не надобно! – Куда же я тебя возьму, коль зарегистрирована у меня уже в апартаментах сестрица Светланка с этого Света! – отвечаю я, и становится от мысли сладко под ложечкой.
— Неча… было, – сказываю ей же, – принца ждать до сорока лет, а давно понять, что мужчина необходим женщине каждый день! – поучаю я в очередной раз её, но не хочется в этот последний день обижать красавицу. – Вот и дождалась, что некому голову уронить на грудь, да пусть даже и волосатую; так раньше нужно было о том думать! – рассусоливал я, наедине с лучшей в губернском захолустье массажисткой.

Иду же я в другую сторону курорта, а там совершенно никакой паники не чувствуется.

— О, Царица Небесная! – восклицаю. – Какой Конец Света, нежели прямо у корпуса курорта организовали танцы и, это накануне самого Светопредставления! Что я вижу… Экстрим и здесь! Экстрим там! Повсюду — экстрим! Ну, это ли вам не Конец Света!..

Девица, что с рождения, в коляске, берегла платье снову, а честь смолоду, которой в последний путь понадобились зачем то условные единицы, танцевала, захватив в плен мужское тело со всеми его причиндалами. Для меня оставалось загадкой, как дева выпрыгнула с коляски, а может её оттуда оторвал танцующий хряк. Она танцевала с тем плешивым Аполлоном, на голове которого зияла вытоптанная чужими мыслями поляна. Удовольствию её не было границ. Своими ногами и руками она окольцевала тело лысого железной хваткой, а своим маникюром и педикюром впилась в него так, что разнять их уже точно было невозможно — до гробовой доски. <...>

Что нам со Светой оставалось делать — проследовать в своё любовное гнёздышко и любить… любить, ожидая уже следующего Конца Света! Хорошо, когда люди находят друг друга, влюбляются друг в друга, дорожа тем, что имеют. При том… не страшен уже был мне и Конец Света, тем более, с такой очаровательной подружкой Светланой, испытывая с которой безудержную страсть в ложе и необузданную ничем горячность сердца, таки вновь воскресаешь, в чём никаких сомнений у меня нет и быть не могло. Только уткнувшись в нежную щеку своей щекой, я чувствую, что рядом мир и покой, а не страна вечной охоты. Я опять у времени и этой гарной дивчин в плену.
— Ёлки-палки! Света! Светка! Какого же ты, радость моя, чёрта завела будильник! Да чтоб у тебя больше не было: ни гарных любящих хлопцев… ни большой любви, ни новой страсти! Такой сон… Ах, какое кино… не успел я досмотреть до конца!
Категория: "Метла" | Просмотров: 1675 | Добавил: Levichev | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 7
+1   Спам
6 megerrra   (26-Сентября-2012 11:24) [Материал]
wacko Смех то смехом. Но истина совсем близко. 21 декабря как раз и наступит конец света http://barbatos.ru И действительно, в живых останутся только лучшие представители рода человеческого.

7 Levichev   (03-Декабря-2012 10:42) [Материал]
Дык немного осталось ждать!!!!По-моему,на курорт опять нужно собираться!!!!!!!!!!!!!!! biggrin

5 Levichev   (14-Июня-2011 12:47) [Материал]
Мой мир-http://e.mail.ru/cgi-bin/readmsg?id=13080346040000000225&lang=ru#readmsg?id=13080352390000000652&folder=0&jsv=3
Ольга Старова, 14-06-2011 11:06-Тема: Re: Конец Света!
Сергей,мне понравилось.На мой взгляд,хорошее эссе у вас получилось.Я поначалу почитала поэзию,потом прозу и поняла,ловить в этом сообществе нечего.Очень посредственные труды,некоторые так вообще за гранью того,что называется литературой.Случайно начала читать "Конец света",даже не была уверена,что захочу дочитать до коца.Сергей,хорошо вы пишите.Только обратите внимание на некоторые стилистические ошибки,а в остальном весьма достойное эссе.Спасибо,доставили удовольствие.

4 Levichev   (13-Июня-2011 22:15) [Материал]
Мой мир-http://my.mail.ru/community/planet_of_humour/25465B53C6B7C226.html?thread=58CCD06DAF0D695D&skip=
фира шприц- 13-06-2011 17:27 Re: Конец Света!
А мне понравилось! Иронично, с юмором! Так держать.

3 Levichev   (12-Июня-2011 12:35) [Материал]
http://e.mail.ru/cgi-bin....0&jsv=3
wad58, 12-06-2011 11:30-Тема: Re: Конец Света!
Прелестно!

2 Levichev   (12-Июня-2011 10:43) [Материал]

1 Levichev   (12-Июня-2011 10:40) [Материал]
Мой мир. Валентина Кобелева, 12-06-2011 09:34-Тема: Re: Конец Света!
Так и выходит - порода ваша молочно-кобелиная!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]